Измена в министерстве обороны РФ: нужно прислонять "героев" к стенке за БПЛА

Статья: тема тэги гео

ХОЧЕШЬ МИРА - ГОТОВЬСЯ К ВОЙНЕ. Можно констатировать, что мы живем в начале эпохи локальных войн: вчера еще спокойные регионы вспыхивают как спички. Если раньше понятие война ассоциировалась с такими странами как Афганистан, Ирак, Сомали, на крайний случай, осторожный обыватель ставил галочку Израилю, то сегодня военные конфликты расползаются по миру со скоростью эпидемии. Ливия, Египет, Тунис, Йемен, Судан, Киргизия, на очереди – Сирия и Иран. Динамика мировых событий пугает: Турция угрожает Кипру, в Греции не утихают протесты населения, в центре Лондона – погромы, в Таиланде – беспорядки с десятками погибших.

С вчера еще спокойных курортов приходят боевые сводки. Проблемы в мировой экономике нарастают. Мировой финансовый кризис, оказывается, никуда не делся и меры поддержки национальных экономик со стороны государств обернулись огромными госдолгами и дефицитами бюджетов в большинстве развитых стран мира: зона Евро под угрозой, американский сенат с трудом одобрил план повышения лимита госдолга США, госдолг Японии стремится к 200% ВВП.

Мир быстро теряет стабильность и устойчивость и в такой ситуации граждане России вправе рассчитывать на то, что родное государство уделит вопросам их безопасности надлежащее внимание.

Официальные заявления правительства РФ о том, что на перевооружение армии в срок до 2020 года по предварительным прогнозам будет затрачено 20 триллионов рублей, должны вселять уверенность, в то, что вооруженные силы страны способны противостоять любым внешним угрозам. Финансирование программы модернизации вооружения в свою очередь поможет отечественным оборонным предприятиям возродиться и приступить к разработкам новейших систем вооружения и техники, совершенством которых так гордилась советская оборонка. А как обстоит дело на практике? Рассмотрим на конкретном примере.

2.

Навязанные стереотипы.

В системе вооружений наиболее могущественной военной державы мира - США, являющихся нашим «условным противником» все большее значение приобретают системы беспилотных летательных аппаратов (БПЛА или БЛА) решающие в зависимости от класса и аппаратной нагрузки как ударные, так и разведывательные задачи.

Число БПЛА в составе ВВС и Армии США за 10 лет увеличилось в 136 раз: с 50 единиц до 6,8 тыс. Налет всех типов беспилотников за все время военных операций НАТО в Ираке и Афганистане с сопредельными территориями Пакистана составил более 1млн. часов. В настоящее время США создают сеть баз военных беспилотников в зонах разворачивающихся военных конфликтов - в Африке и на Аравийском полуострове. По мнению военных аналитиков к 2020 году большинство ключевых задач разведки будут решать БПЛА.

А как обстоят дела с отечественными беспилотниками? Никак: в декабре 2009 года командующий ВВС РФ генерал-полковник Александр Зелин заявил, что, Российская промышленность пока не может создать БПЛА, который нужен современной армии, а в апреле 2010 года ответственный за перевооружение российской армии генерал-полковник Владимир Поповкин, подтвердил, что Минобороны РФ безрезультатно потратило на разработку БПЛА 5 млрд. рублей. В связи с этим было принято решение закупить опытную партию современных БПЛА израильского производства. В апреле 2009 года МО РФ приобрело у Israel Aerospace Industries 12 аппаратов - легкий комплекс Bird-Eye 400 (взлетная масса - 5 кг, радиус действия - 10 км), тактический I-View MK150 (соответственно 160 кг и 100 км) и средней тяжести Searcher Mk II (426 кг и 250 км). Стоимость сделки составила 53 млн. долларов. Позднее был заключён и второй контракт на поставку уже 36 израильских БПЛА на сумму в 100 млн. долларов, а в апреле 2010 г. стало известно о покупке у Израиля ещё 15-ти аппаратов.

Закупка дорогостоящего вооружения у союзника НАТО – дело серьезное и должно быть обосновано. Без проблем: 19 мая 2010 года, генеральный директор компании "Рособоронэкспорт" Анатолий Исайкин заявил, что эта партия беспилотников закуплена для проведения анализа и сравнения тактико-технических характеристик с целью создания отечественных образцов, которые отвечали бы всем современным требованиям.

Дальше – больше: 12 октября 2010 года в Израиле руководство ОАО «ОПК «Оборонпром» и израильской государственной корпорации Israel Aerospace Industries подписали контракт по созданию в России сборочного производства израильских БПЛА. СМИ сообщали, что это будут беспилотники Bird-Eye 400 и Searcher Mk II. Неофициально сделка оценивалась в $400 млн. Производство предполагалось развернуть на ОАО «Казанский вертолетный завод» (входит в структуру «Оборонпрома»). Руководство Татарстана и Israel Aerospace Industries даже подписали протокол о намерениях, который, как сообщалось, предусматривал «всемерную поддержку этого высокотехнологического проекта со стороны руководства республики».

Российская сторона подчеркивала, что покупает полную технологию создания современных БПЛА и процесс замены импортных деталей аппаратов на российские начнется сразу же. Сумма контракта - $400 млн. – явилась историческим рекордом. Покупка израильских БПЛА представлялась как прорыв в высоких технологиях, благодаря использованию которых отечественная оборонка шагнет в светлое будущее. Мало того, сам факт продажи Израилем БПЛА позиционировался, чуть ли ни как акт благотворительности в рамках крепнущей дружбы и совместной борьбы с мировым терроризмом. Контракт назвали новой вехой военно-технического сотрудничества с Израилем. В узких кругах ходили упорные слухи, что именно ради разрешения на приобретение высокотехнологичных израильских БПЛА Россия отказалась от продажи Ирану ракетных комплексов С-300.

Как же комментируют эти достижения отечественные эксперты?

3.

«… вести разведку пешими группами и конными разъездами» или почему нельзя покупать иностранные БПЛА

Российские военные эксперты от вышеописанных прорывов в области военно-технического сотрудничества в шоке, приводим комментарий данный одним из них:

1. Все израильские аппараты летают только по открытому C/A коду GPS. Стандартной процедурой при любом локальном конфликте является отключение С/А кода для района конфликта. Так что, даже в локальном конфликте эти аппараты будут бесполезны, просто не смогут взлететь.
Израильский БПЛА передает все данные (в том числе - текущие координаты GPS и высоту) в известном только производителям формате. Ставь израильскую станцию управления и делай что хочешь: хочешь - отслеживай и данные перехватывай, а хочешь - забирай управление и тащи БПЛА куда нужно.

Российский же БПЛА можно только запеленговать, если он передает данные в режиме реального времени. Для этого необходимо развертывать требующую широкополосных каналов обмена пеленгационную сеть, которую можно подавить или уничтожить. Если же в воздухе будет несколько наших БПЛА - пеленгование становится практически невозможным, если отечественный БПЛА пишет данные разведки на борт - его вообще ничем увидеть нельзя.

2. У израильского БПЛА каналы связи самые примитивные и нешифрованные, ибо продали они нам откровенное старье. Никто и никогда нам криптоаппаратуру не продаст. У наших БПЛА все каналы правильно сделанные и закрытые. По условиям контракта мы не получили даже структуру используемых сигналов. Не говоря уже о принципиальных схемах. Вскрывать корпус любого БПЛА запрещено тем же контрактом. Любое устранение любой неисправности - только путем вызова израильского специалиста. Наших операторов не подпускают даже к устаревшим Серчерам - они обслуживаются и управляются, исключительно израильскими экипажами, группа которых живет и работает на Кубинке.

Промышленность не подпускают тем более. Даже на показе министру обороны плакаты с ТТХ Серчера были занавешены и открывались при проходе министра. При этом плакаты с реально, секретными сведениями о наших БПЛА стояли открыто. Израильтяне их деловито фотографировали.
Ни один из производителей наших БПЛА не был допущен для детального осмотра закупаемой техники.

3. Никакая российская линия связи на израильский БПЛА установлена быть не может. Для этого надо будет перебирать всю бортовую электронику, заново отлаживать ЭМС. Ни в одном из контрактов про это даже не заикаются.

4. Все ГСМ, используемые Серчерами - исключительно израильского производства. Использование российских нефтепродуктов для составления топливных смесей контрактом не предусмотрено.

5. Израильские аппараты запрещено использовать при температуре ниже 0 С!

Собственно, есть еще много доводов, но этих вполне достаточно, чтобы сделать однозначный вывод, что любой, закупленный нами израильский БПЛА противник может в любой момент:

а) отследить с точностью до нескольких метров, включая, районы базирования;

б) перехватить и получить в открытом виде всю добываемую им информацию;

в) в любой момент, перехватить управление и увести туда, куда душа пожелает.

Мы сможем воевать на этих БПЛА только с разрешения США и Израиля. Поэтому закупка любых БПЛА у Израиля и применение их в ВС РФ - преступление. Даже, если у нас вообще нет своих беспилотников - лучше вести разведку пешими группами и конными разъездами. Чем покупать и использовать израильские. Целее будем.

Вы уже изумлены, но и это еще не все, как известно, для того, чтобы продвижение товара было успешным, существуют отделы продаж, и в данном случае главным маркетологом являлся не кто-нибудь, а военный атташе Израиля в России полковник Вадим Лейдерман.

В мае 2011 года, уже, к сожалению после подписания контрактов на поставку БПЛА он был задержан сотрудниками ФСБ вместе (ну надо же!) со старшим офицером одного из силовых ведомств РФ, имеющим отношение к ВПК. После допроса Лейдермана попросили покинуть Россию в течение 48 часов. Причина - подозрение в шпионаже.

Позднее, как всегда неназванные источники, сообщили отечественной прессе, что Лейдерману помимо шпионажа инкриминировались попытки оказывать влияние на российскую военно-промышленную политику. И даже более конкретно: атташе слишком активно оказывал помощь израильским компаниям на российском рынке в области БПЛА и авионики. Он лоббировал в России интересы израильских военно-промышленных компаний. В частности Israel Aerospace Industries, у которой мы и закупались беспилотниками.

Ну и наконец, 19 сентября стало известно, что ОАО «Оборонпром» отказался от наделавшей столько шума идеи сборки в Татарстане израильских БПЛА, как говорится «финита ля комедия».

4.

Так ли все плохо в отечественной оборонке?

25–30 лет назад наша страна реально претендовала на роль мирового лидера в создании беспилотных авиационных систем военного назначения. Например, в период с 1972 по 1989 год для собственных ВС и на экспорт советский военно-промышленный комплекс одних лишь реактивных разведывательных БПЛА типа Ту-143 «Рейс» выпустил почти тысячу штук. В остальных же странах, даже в таких передовых, как США, работы в области беспилотной авиации в то время находились практически в зачаточном состоянии.

В настоящее время, отечественные предприятия занимающиеся разработкой БПЛА государством практически не финансируются и существуют за счет голого энтузиазма и коммерческих контрактов, которые им удается заключить. Например, аппарат «Элерон -3» («ЭНИКС») ведет ледовую разведку на полярных станциях «Северный полюс», различные БПЛА марки «ZALA» (компания «Беспилотные системы») использует «Газпром», МЧС и МВД и т.д.

Наши производители своими аппаратами пытались заинтересовать и Министерство обороны: в сентябре 2010 года по результатам испытаний отечественных БПЛА официальной комиссией Сухопутных войск были отобраны наиболее перспективные модели, с ТТХ не хуже импортных аналогов, в отношении которых, впоследствии должно было быть принято решение о закупке на вооружение. Необходимо отметить, что даже на сравнительные испытания российских аппаратов, не говоря уже об их разработках, МО ни потратило, ни одного рубля. Но тут грянул контракт с Israel Aerospace Industries и тема заглохла.

А как же 5 миллиардов потраченных на создание российских БПЛА? С пятью миллиардами также детективная история. Основным получателем этих денег от министерства обороны являлся ОАО «Концерн радиостроения «Вега», для которого, собственно создание БПЛА не является основным видом деятельности. Поскольку очевидно, что такая сумма разработчиками была потрачена не одномоментно, возникает вопрос, какие требования министерство обороны выдвигало при финансировании темы и как в процессе освоения 5 миллиардов, разработчики отчитывались перед армией? Кто подписывал акты сдачи – приемки по этой теме? Или заплатив 5 миллиардов бюджетных рублей, министерство обороны никак не контролировало процесс?

Итак, что в сухом остатке: армия России закупила устаревшей и негодной к реальному боевому применению военной техники на чудовищную сумму более 500 млн. долларов у государства - союзника НАТО при непосредственном участии шпиона, прикрывавшегося дипломатическим статусом и высланного ФСБ из России за свою деятельность. При наличии отечественных аналогов, сопоставимых, а по ряду параметров имеющих лучшие технические характеристики и в разы более дешевых по сравнению с закупленными аппаратами.

При таких реалиях бюджет на перевооружение армии в размере 20 триллионов рублей, уже не выглядит таким громадным.

:: Марат Мусин ::

Автор (или псевдоним)
Марат Мусин

О себе

Стратегии, аналитика, экспертиза