О межнациональной проблеме

Статья: тема тэги гео

Внимательно прочитал последние статьи на ленте ANNA и комментарии в ЖЖ Марата Мусина по межнациональной проблеме и решил попробовать высказаться. Тема очень болезненная – одна из самых болезненных в современной истории России потому, что именно национальный фактор, объективно, при негативном развитии событий (а к нему всё идет) послужит детонатором для скорого распада и развала страны. Не могу приводить выверенные цифры и факты, так как не являюсь ученым и потому не претендую на академичность. Просто предлагаю взглянуть на ситуацию, слегка приподнявшись над повседневными эмоциями, так, как вижу ее я.
Давайте вспомним нашу страну 10-летней давности. Население, замордованное бесконечными кризисами и дефолтами, разоренное и дезориентированное, уставшее от разборок олигархов и криминального беспредела, с надеждой смотрит на Путина и его команду в ожидании перемен к лучшему. В Чечне идет гражданская война, в Дагестане добивают базы исламистов, постреливают в Ингушетии и Карачаево-Черкесии. Все как-то шатко и ненадежно…
Теперь давайте взглянем на «картинку» сегодняшнего дня. Чем, казалось бы, плохо? ВВП пусть и медленно, но растет. Бюджет, хоть в данный момент и не бездефицитен, но вполне устойчив. Налоги собираются, бюджетникам платят. Военные, пусть и не «жируют», но и не перебиваются с хлеба на квас как в 90-е… «Гремят великие стройки» (типа Олимпиады в Сочи и Универсиады в Казани), уровень жизни граждан страны (особенно – проживающих в крупных городах) вырос несомненно. Возник и почти осознал себя в качестве отдельной страты средний класс, стремительно научившийся брать кредиты, отдыхать на заграничных курортах, строить частные дома, ездить на дорогих автомобилях и т.п. Безработицы в стране для ее полноправных граждан реально НЕТ. Даже там, где население сидит без дела, всегда есть альтернатива, связанная с вахтовыми работами «на севере» или с переездом в другой менее депрессивный регион. Мегаполисы строятся и процветают, почти перестав отличаться от крупнейших мировых центров по уровню жизни и качеству предлагаемых услуг. Строятся дороги, мосты, развязки. По количеству мобильников на душу населения мы обогнали почти всю Европу…
В Чечне – мир. Несколько десятков боевиков еще бродят в горах, но в целом в республике очень спокойно, Грозный строится небывалыми со времен СССР темпами, «успокоена» и Ингушетия… Да, в Дагестане и Кабардино-Балкарии стреляют, время от времени происходят громкие теракты… Но масштабной войны (какую, например, ведут США сейчас в Афганистане) давно уже нет и подавляющего большинства жителей страны мелкие стычки в каком-нибудь Карабудахкентском районе Дагестана или Аскинском районе Башкирии никак не касаются. А теракты сейчас во всем мире – издержки «глобализации», что поделать…
Да, коррупция… Да, воруют и наживаются на «распиле» государственного бюджета… Ну и что? А когда было по-другому? При СССР? Да, там «львиная доля» полученных в результате народного труда средств уходила на науку, на космос, на оборону, на помощь «странам третьего мира», на «идеологию», а не на обогащение кучки олигархов и высших чиновников. Но простому человеку то какое дело, на что тратятся его налоги – на оружие для «выбравшего социалистический путь развития» племени Мумба-Юмбо или на строительство очередной яхты Абрамовича? Да никакого! Главное, чтобы ему, обывателю, больше оставалось… Обыватель не привык думать о том, какую пользу для науки принесет нейтронный коллайдер, или озадачиваться проблемами спасения голодающих Сомали. И не надо ему об этом думать! Ему надо работать, платить налоги, рожать, кормить и растить детей… в общем – просто жить. А думать за него должны профессиональные управленцы и политики. И чем меньше они его трогают, тем, в глазах основной массы населения, они лучше. До тех самых пор, пока в дверь к обывателю не постучится беда и он с удивлением не поймет, что, оказывается, его власти не трогали не потому, что они такие хорошие, а потому, что ничего не делали, кроме обеспечения собственных интересов. А в общих – не делали ничего. Вот тут то и наступает шок… Обыватель начинает истерить, метаться, иногда - громить все, что попадается под руку (и что громить не надо) и обвинять во всем тех, кто совершенно ни в чем не виноват (а наоборот – долгие годы вопил как та Кассандра, призывая обратить внимание на будущие проблемы).
Так что же так беспокоит наших людей в процессах, связанных с межнациональными отношениями? Что заставляет молодежь, невзирая на реальную возможность угодить под «раздачу» от ОМОНа и испортить себе будущее путем попадания в «списки национал-экстремистов» вооружаться арматурой и идти на столкновения с нетерпеливо ожидающими того же кавказцами? Почему на солидных интеренет-площадках активно обсуждается то, как кто-то кого-то избил или застрелил в заштатной дыре типа Сагры (в то время как на порядок больше людей погибает ежедневно в чисто бытовых пьяных драках, в ДТП, или кончает жизнь самоубийством)? Почему именно сейчас социальный протест наиболее остро выражается именно в связи с межнациональными столкновениями? Может быть, дело только в ксенофобии? В пещерных инстинктах, понуждающих человека делить всех по категории «свой-чужой»? Ведь те же самые обыватели, шипящие про то, что «Москву (Питер, Ёбург и т.п.) заполонили черные», без этих самых мигрантов обойтись не могут уже никак. На всех уровнях.
Уже Советский Союз сталкивался с серьезной нехваткой рабочей силы в регионах РСФСР. С тех пор население России весьма серьезно уменьшилось, особенно – работоспособное…
Не могут обойтись без дворников-таджиков городские коммунальные службы. Никто, кроме кавказцев, не желает идти на вакантные «собачьи» должности участковых милиционеров. Без полурабов-узбеков тут же обанкротятся подмосковные сельскохозяйственные предприятия, снабжающие недорогими (и крайне опасными для здоровья – но это уже другой разговор) продуктами столицу. Без мигрантов некому будет бурить скважины, прокладывать трубы, строить дома и дороги. Придется мгновенно забыть и об олимпиадах, и об универсиадах, и о прочих чемпионатах. И так далее, и тому подобное… Скоро уже и в армии служить будет некому, кроме мечтающих о российском гражданстве граждан стран СНГ…
Удалите из хозяйственной деятельности хотя бы только «нелегалов» и все более-менее развитые регионы мгновенно столкнутся с острейшей нехваткой рабочих рук и, соответственно, с необходимостью резкого повышения оплаты труда для тех, кто готов работать в реальном секторе экономики, а не украшать собой стойки баров и кондиционируемые офисы фирм и фирмочек. Как следствие – немедленно упадет рентабельность огромного числа предприятий, их продукция потеряет конкурентоспособность и страна в считанные месяцы скатится в ТАКОЙ КРИЗИС, который мгновенно сожрет все «достижения» путинской власти за 10 лет. И хорошо еще – если только их. И тут обыватель (подчеркну – в крупных городах, а в них проживает большинство населения) взвоет не на шутку – он уже привык мало работать и много получать и возвращаться обратно – в мир простых работяг с невысоким доходом – он не захочет категорически. Мгновенно «накроются медным военно-морским тазом» весь рост ВВП, все «нацпроекты», на грани банкротства окажутся даже крупные фирмы и «сырьевые» госкорпорации, чей бурный рост в «нулевых» был обеспечен, во многом, за счет дешёвой и бесправной рабочей силы… Добавьте к тому, что привыкшие к «пожертвованиям» и «откатам» со стороны предпринимателей чиновники отнюдь не умерят в одночасье своих аппетитов и попытаются урвать последние куски, - и в считанные месяцы можете рассчитывать на полный хозяйственный коллапс…
Так что же, будем считать, что все в порядке? Что, постепенно, не смотря ни на какие эксцессы, приезжие ассимилируются, либо просто примут для неукоснительного соблюдения привычные жизненные нормы славянского и иного коренного населения? Что процветет толерантность и всё будет хорошо?
Нет, нет и нет! В том то и дело, что даже обыватель, кровно заинтересованный в дальнейшем увеличении численности переселенцев-«инородцев», инстинктивно чувствует, что что-то не так и догадывается, что государство само под себя подкладывает бомбу замедленного действия.
Если же исходить не из «инстинктов», а попытаться проанализировать ситуацию в средне-срочной перспективе, то картина получается также удручающая. Во-первых, приехавшие в Россию мигранты в подавляющем большинстве стремятся здесь остаться и, в итоге, остаются. Чаще всего – нелегально, что еще больше раздувает преступность и коррупцию. Во-вторых, «бурный экономический рост» оборачивается своими обратными сторонами уже сейчас. В среднем подсчитано, что приехавший и законтрактованный на тяжелые и непрестижные физические работы гастарбайтер, работает на них максимум 2,5-3,5 года, после чего либо уходит в связанный с криминалом (и куда более доходный) теневой сектор, либо, обвыкнув и приобретя минимальные навыки общения в новом окружении, находит работу полегче, сбивая расценки на нее и постепенно вытесняя местных жителей. Конкуренция, однако… А чтобы заменить натурализовавшегося мигранта, требуется уже завезти следующего – аульно-кишлачного, еще более дикого и необразованного. И так – год за годом. Мигранты, закрепившись, начинают перевозить семьи и родственников, лавинообразно повышая «давление» на социальные службы и инфраструктуру, которая, в результате, требует увеличения обслуживающего ее персонала, а взять его из «местных ресурсов» снова невозможно… В общем – «замкнутый круг».
Далее: исходя из естественных человеческих потребностей жить в среде себе подобных, мигранты быстро формируют замкнутые общины, в последние 3-4 года приобретающие характерный «территориальный» характер даже в крупных городах. Как грибы растут этнические сферы услуг, рассчитанные исключительно на приезжих определенной национальности. Возникают натуральные «гетто», откуда коренное население просто бежит…
Причем, этот процесс в нашей стране идет многовекторно. Нет только в мегаполисах и областных центрах. Например, мощнейший приток «формальных соотечественников» с Северного Кавказа захлестывает Ставрополье и Ростовскую область, за считанные годы УЖЕ поменяв их этническую структуру. Насколько толерантны переселенцы, показывает тот факт, что, как минимум, в 4 районах Ставрополья русского населения практически не осталось. Бывшие русские села и казачьи станицы (еще 10 лет назад почти моноэтнические славянские) теперь по своему населению неотличимы от дагестанских или чеченских аулов. В Астраханской области кавказский поток мигрантов уже столкнулся со среднеазиатским (казахским и киргизским, в первую очередь). И большинство имеющих там место межнациональных конфликтов – уже не между «русскими и пришлыми», а между указанными категориями переселенцев. Доля коренного славянского населения за 10 лет упала с 60% до менее чем 40 % и продолжает быстро сокращаться. Характерно, что там, где русское население становится «этническим меньшинством», вся экономическая деятельность стремительно перетекает в «теневой сектор»: престают собираться налоги, но зато пособий и прочих льгот требуется на порядок больше, а дееспособность официальных органов власти поддерживается только в том случае, если соответствующие посты занимают «авторитеты» из числа переселенцев. Ситуация сильно напоминает раковую опухоль: резать - опасно (будет больно и много крови), не резать – смертельно. Но московским властям удобно – деньги (поступающие за счет выкачки природных ресурсов) сейчас еще есть и они выполняют роль наркотика, купируя открытые проявления болезненных процессов. А там, как известно, «после нас – хоть потоп».
Но вернемся к городам и крупным промышленным центрам (в них ведь проживает 80 % населения). Что еще несут с собой мигранты (которых никто не считал – то ли их за 10 лет набежало 10 миллионов, то ли уже 20)? Они несут с собой не только свою собственную привычную культуру и религию, но и все проблемы и конфликты, существующие на этнической родине. Мало кто знает (пресса об этом скромно молчит), что прошлогодний узбекско-киргизский конфликт в Оше в целом ряде российских регионов едва не привел к массовым столкновениям между соответствующими общинами, а армяно-азербайджанское противостояние из-за территориальной принадлежности Карабаха регулярно является причиной драк и увечий в московских ВУЗах, где во множестве обучаются представители указанных народов. И им, в данном случае, совершенно наплевать на то, что они теперь «россияне». В первую очередь – они азербайджанцы, армяне, киргизы и прочее…, а российское гражданство – это для них, всего-навсего, возможность получения приличного образования, медицинского обслуживания и социальных льгот. Впрочем, было бы удивительно, если бы все было наоборот…
Идем дальше. Некоторое время назад президент Таджикистана Рахмон начал повсеместную борьбу за восстановление «светского» общества, углядев опасность для своей власти со стороны набравших вес и влияние исламистов «салафитского» (читай – того же «ваххабитского») толка. В республике запретили публичное ношение хиджаба, начались аресты активистов и проповедников соответствующих джамаатов. И, как утверждают компетентные органы, основная масса преследуемых исламистов ринулась… в Россию. Не в Афганистан, не в Узбекистан (там они никому не нужны), а к нам – на север. Почему? Ясное дело – здесь у них «готовая среда» для распространения своих идей из МИЛЛИОНОВ таджиков, постоянно или временно проживающих, ущемляемых властями и работодателями, чувствующих себя чужими и, в тоже время, втайне презирающих местных «кяфиров», потерявших (в их глазах) всякое представление о том, как положено жить людям. И вот результат - теперь увидеть в московском метро «классического ваххабита», одетого в полном соответствии со своими религиозными традициями, куда легче, чем в Душанбе.
Если верить некоторым моим знакомым (а им можно верить), в России повсеместно, словно грибы после дождя, растут ячейки таких «милых» исламских организаций, имеющих в качестве программной цели построение «Всемирного Халифата», как «Братья-мусульмане», «Исламское движение Узбекистана», «Хизб-ут-Тахрир», «Салафия», «Нурджулар» и прочая, и прочая, и прочая… Пока еще их основное внимание обращено в сторону родных кишлаков, но уже раздаются призывы сделать и Россию «землей войны» - мол, вся ее территория отобрана у мусульман и должна к ним обязательно вернуться.
Не хочется каркать, но и обольщать себя надеждой, что всё как-нибудь само-собой рассосется не приходится. Все серьезные экономические аналитики, в том числе те из них, кто бодро предсказывает в газетах и на телевидении завершение кризиса и рост мировой экономики, в «приватном» общении дружно выдают прогнозы предельно мрачные. Мировой кризис, вызванный хищническим стремлением интернациональной финансовой элиты к получению максимальных прибылей немедленно, наплевав на будущее, начнется в самое ближайшее время. Сколько осталось до полного обвала (например, до официального дефолта США) не знает никто. Но речь идет о сроках от месяцев до нескольких лет. Причем, чем дольше затянется период продления агонии, тем страшней и разрушительней будет последующий крах.
Россия – в группе стран наибольшего риска. Резервы, накопленные за тучные годы, давно съедены. Остатки их дожрут в ходе бутафорских предвыборных кампаний осени-весны, пустив на поддержание видимости «стабильности». Не если мировые рынки сырья рухнут, то никакие запасы поддержать существующий уровень экономики будут не в состоянии. Резкое сокращение производства выкинет на улицу массу мигрантов, лишенных средств существования. Как они поступят? Начнут массово возвращаться домой? Вряд ли… Вся Средняя Азия на грани очередной серии гражданских межэтнических войн (узбекско-киргизский конфликт на юге Киргизии может вообще вновь вспыхнуть в любой день – для этого достаточно малейшего толчка) и новый виток кризиса их, несомненно, спровоцирует. В Закавказье война между Азербайджаном и Арменией за Карабах/Арцах тоже встала на повестку завтрашнего, а то и сегодняшнего дня. Северный Кавказ рванет сразу, как только Москва перестанет выплачивать местным национальным элиткам ежегодную дань за 12 лет и откажется от содержания за свой счет всех социальных программ (на сегодняшний день социальная сфера и госаппарат всех т.н. «республик», включая ту же Чечню, финансируются на 80-100 % из федерального бюджета).
Так куда же возвращаться переселенцам и мигрантам? И зачем? Их много и они сплочены. Они уже осознают как свою силу, так и слабость изнеженного разобщенного несколькими поколениями урбанизации коренного населения. А политики, которые захотят в собственных тактических интересах разыграть национальную карту, совершенно не думая о последствиях, найдутся всегда… Каждый год количество разного рода землячеств и общественных организаций, созданных мигрантами и переселенцами, растет лавинообразно. Все они в своих уставах непременно пишут о «пропаганде толерантности и межнационального мира». Образование т.н. «ОНФ» все их лидеры «встретили на ура» и толпой ринулись записываться… И их встретили с распростертыми объятиями, естественно.
Во время прошлой Гражданской войны 1917-1922 г.г. на просторах бывшей Российской Империи действовало множество мононациональных формирований. Одна только Советская власть массово и охотно использовала латышские, эстонские, китайские, венгерские, башкирские, татарские и всякие иные части и соединения. И использовала там, где опасалась задействовать регулярные войска, укомплектованные, преимущественно, славянами. Противники большевиков, хоть, в целом, и отставали от них в цинизме, но тоже особо не стеснялись («Хоть с чертом – но против большевиков!» - слова Врангеля). Жестокость и беспринципность такого рода наемников, никак не связанных с коренным населением, хорошо известна… Особенно неприятны аналогии, невольно возникающие в отношении китайцев – тех завезли на окопные работы в 1916-1917 годах в Россию несколько сот тысяч. «Гастарбайтеров», так сказать… В ходе «Гражданкой» они себя очень хорошо проявили. В основном – при подавлении восстаний.
Охотно использовали против своих врагов большевики и «гордых кавказцев». Сейчас никто уже и не упомнит, что территории, оспариваемые друг у друга ингушами и осетинами в Пригородном районе Северной Осетии, до 1922 года были почти на 100% заселены терскими казаками (поселившимися здесь сразу после разгрома Ногайской орды в конце 18 века, когда ни ингуши, ни осетины еще не спустились с гор на равнину). Но тов. Орджоникидзе решил, что создаваемая Горская Советская Республика нуждается в столице, и красные ингушские национальные части «зачистили» Владикавказ и Пригородный район от «белогвардейского» населения (90% терских казаков воевали за белых). Сколько погибло в ходе этой зачистки и выселения людей – никто не знает (речь идет, как минимум, о 10 тысячах погибших, а всего было выселено не менее 50 тысяч человек). От станиц и хуторов остались только старые названия…. Ну, как в современных Чечне и Ингушетии, примерно, где до славной революции 1991 года 60% населения составляли не вайнахи…
Мне, вообще, очень нравятся заклинания некоторых «патриотов-державников» о неделимости России, которые с благородным гневом зачисляют в «предатели» всех, кто осмеливается заикнуться о необходимости отрезать ту раковую опухоль, в которую превратился Северный Кавказ. Мне всегда хочется спросить: «А Вы, любезные господа, готовы ЛИЧНО ВЫРЕЗАТЬ и ИЗГОНЯТЬ то население, которое ныне заселилось на БЫВШИХ РУССКИХ землях? Или, как иначе Вы собираетесь наводить там порядок? Как Путин - в Чечне? Путем назначения на «сатрапии» очередных главных местных бандитов и выплаты им огромной «дани за спокойствие»? Или как Хлопонин с Шевченко – путем объявления кавказцев «лучшим генофондом» и «будущим» России?
Особенно всегда мне приятно, что никто из оных «державников» сроду не воевал на Кавказе и даже не собирался это делать – по крайней мере – мне такие не встречались. Меня тоже неоднократно обзывали за подобные мысли «изменником родины», ничтоже сумляшеся тем фактом, что «сломал» обе «чеченских кампании», причем – совсем не в обозе.
Этот текст – экспромт… Возможно, напишу продолжение, если время будет… Многое написано сумбурно, за что прошу извинить – ибо не профессиональный публицист или литератор.
Единственный вывод, который сейчас готов предложить читателю для обсуждения на блоге, состоит в том, что РОССИЯ ДЕРЖИТСЯ НА РУССКИХ. Да, мы – имперская нация, наши предки сумели собрать в Империю множество народов, не истребляя их (хотя на том же Кавказе, зачастую, действовали предельно жёстко и даже жестоко). Нельзя публично унижать и оскорблять основной народ страны, не ставя под угрозу все ее существование. Нельзя бесконечно жертвовать интересами государство образующего народа в угоду другим племенам, которые в своем коллективном сознании понимают СНИСХОЖДЕНИЕ - как СЛАБОСТЬ, а ПОМОЩЬ - как ДАНЬ. Ничем хорошим это не кончится.

:: Сергей Александров ::

Автор (или псевдоним)
Сергей Александров