Алексей Чалый: «В Севастополе была одна система, надо выстраивать другую»

Статья: тема тэги гео

Налоговая нагрузка на бизнес Крыма уменьшится, при этом собираемость должна вырасти, так считает директор агентства стратегического развития Севастополя Алексей Чалый. По его словам, сейчас отчисления в региональный бюджет проводят около половины всех предприятий, а цель - 95%. Но зато в связи с переходом на российское законодательство, налоговое бремя заметно снизится. О других перспективах предпринимательского сектора Крыма - в эксклюзивном интервью РБК.

- Мы оцениваем объем теневого рынка примерно 50-70% от всего рынка, мы брали, оценки делали. Достаточно просто это можно все посчитать, но масштаб вот такой – много.

Бюджет недополучает порядка 2-2,5 млрд рублей. То есть при собираемости в 3,5 млрд, 2-2,5 мы недополучаем только из-за того, что он вращается «в чёрную». Может быть больше, потому что мы не оценивали такие вещи как, например, летний этот бум, это же много денег оборачивается в бизнесе, например, ресторанном - это же ничего не отслеживается в налоговой инспекции, я думаю, сегодня, если мы имеем собираемость налогов вот такую - на уровне 50%, то, наверное, нужно ставить реалистичную цель на уровне 95, потому что 100% - это нереально. Я думаю, за 5 лет можно перейти постепенно. То есть, это действительно должна быть системная работа, дорожная карта, когда с 2 сторон заход - постоянное давление, пропаганда, объяснение - ваши дети ходят в школу? Ходят. Кто за это платит? Бюджет.

Я могу рассказать, как работала украинская налоговая инспекция в свое время - это было давно, но, тем не менее, будучи крупным предприятием, захаживал к руководителям налоговой инспекции и видел у него список предприятий, которые были отградированы по средней зарплате. Известен уровень - средняя зарплата, сколько люди получают по городу, и вот он отсечку делал, и те предприятия, которые были выше, они ему были неинтересны, потому что было понятно, что там платят зарплату нормально. А все, которые ниже - 90% предприятий - уровня такого, на который вообще жить нельзя, это были его клиенты, и он с них собирал дань.

Сейчас бизнес барахтается, конечно, пытается выживать - малый особенно, средний, тем более, это вопрос не только кредитов, это вопрос - слома системы, это очень сложно. Была одна система, здесь надо выстраивать другую. Но бизнес и должен барахтаться, с другой стороны, иначе он не бизнес.

Украинское законодательство копировало российское с некоторым отставанием, так проще было его делать. Если говорить об обычных предприятиях, очень похожая налоговая система. Российские налоги по всем пунктам программы несколько ниже, поэтому я думаю тут легко перестраиваться. С 15% подоходного на 13, с 20% НДС на 18. С 24% налога на прибыль на 20.

Что касается проверок налоговых, раз в три года проверки проводятся сейчас, но к ним, правда, надо всерьез готовиться.

Малый бизнес, там по-разному ситуация выглядит так: где хуже, где лучше. В частности, система патентов уйдет, на Украине были фиксированные патенты, в России надо платить 6% и в этом смысле станет тяжелее даже для многих. Возрастает существенно налогообложение для IT-компаний, это тоже для них будет определенная проблема и, возможно, нужно будет пытаться, чтобы в законе о Крыме, по крайней мере, на какой-то промежуток времени, были сохранены более серьезные преференции, чем принято в остальной части российской федерации, иначе можем угрохать IT-бизнес, здесь нарождающийся.

Мы принимать можем некоторые региональные законы, например, есть идея создания определенных ассоциаций по направлению деятельности предприятий, с их определенным градированием - как хороший налогоплательщик, который может иметь доступ, например, к сниженным ставкам аренды, в части получения активов, каких-то займов, кредитов, гарантий государственных предоставление и т.д.

… Мало зашло серьезных банков, старая система рухнула, новую не построили, поэтому, конечно, это проблема для предпринимателей. Но, я думаю, по мере того, как будут заходить российские банки, ну, во-первых, мы видим, что они заходят, если мы посмотрим на ситуацию 3 месяца назад, была вообще большая проблема, вообще проблема счета обслуживать, сейчас они есть. Другой вопрос, что предложение не конкурентное, нет серьезной конкуренции среди банков. Ну, в частности из-за санкций, будем откровенны. Но прирастает это, думаю, и дальше будет прирастать - соответственно, начнется конкуренция, соответственно, будут снижать ставки по кредитам, но вообще, честно говоря, государству в эту ситуацию было бы неплохо вмешаться и помочь.

Наверное, как обычно это бывает, Центробанк тем банкам, которые работают в Крыму, должен давать какие-то преференции, гарантии дополнительные и т.д. Я не банкир, но примерно понимаю - на уровне государства должны создаваться стимулы для тех банков, которые рискуют, работая в Крыму.

Мы все ждем закон о Крыме, но, по-видимому, он должен стать достаточно хорошим рычагом для того, чтобы продвигать бизнес, мы это проверили на наших потенциальных клиентах. То есть суть состоит в том, что освобождается, в том варианте промежуточном, котором он был написан, он был применим к большим инвесторам, тот кто вложил 150 млн и больше, освобождался на 10 лет от федерального налога на прибыль, но это всего 2%, а региональный налог устанавливался по соглашению с субъектом, но не более 13,5%. Это очень удобно, это очень неплохая система, напоминающая швейцарскую, когда ты можешь договориться об уровне налога с потенциальным инвестором и выписывать гибкие правила игры. То есть, он тебе пишет бизнес-модель, ты договариваешься - первые 5 лет – ноль.

Мы сделали соответствующую модель, которая позволяет оценить бюджетный вклад каждого предприятия, которое заходит, в зависимости от его декларированных финансовых показателей - в бюджет города с учетом косвенного эффекта, с учетом косвенного эффекта означает, что не только учет НДФЛ, который платится непосредственно в бюджет, но еще учет косвенного налога, который поступает, с учетом того, что сотрудники несут зарплату снова в город. Использовали эту модель для того, чтобы создать некую отсечку, взяв за основу лучшие компании, которые есть в городе, то есть взяли эту модель, чтобы сделать отсечку и использовать ее в качестве фильтра для пропуска инвесторов.

Условия базовые, которые мы хотим сформулировать: во-первых, распределение ответственности. То есть, инфраструктуру должен предоставлять город - это либо «Гринфилд», либо «Браунфилд», то есть, площадку с соответствующими коммуникациями, а технологию должен делать инвестор. Это первое разделение, чтобы не было иллюзий в отношении того, что город собирается инвестировать в какую-то технологию. Потому что в своем бизнесе инвестор должен разбираться лучше всех на этой земле. И в том, что он собирается продавать, и кому, и как. Если он этого не знает, то тогда у меня есть большие вопросы по отношению к нему как к статусу инвестора. Это первое, но с другой стороны, город должен отвечать за инфраструктуру, потому что у нас, к сожалению, ситуация в большинстве регионов страны выглядит таким образом, что для того, чтобы что-то сделать, тебе приходится делать и инфраструктуру тоже, а вот это как раз не специальность того, кто занимается, например, приборостроением, он не строитель.

Если случится все, с точки зрения корпорации развития, то, я уверен, что до начала года можно будет посмотреть на какие-то производства, они уже что-то начнут делать. Они, конечно, не будут раскручены, приносить какую-то прибыль и т.д., но это уже будет что-то, что можно потрогать руками. То есть, мы видим возможность запустить некие ключевые проекты в ближайшие 4 месяца – полгода, в 15 году можно ждать уже серьезный экономический эффект.
Примерно половина из этих проектов связаны с интересами Минобороны.

Как только состоятся эти продукты, у нас появляются очень мощные рынки сбыта, конечно, это будет БРИКС, а не наши европейские, американские партнеры. У нас теперь приборостроение будет соревноваться с элитным виноделием, кто больше заведет - по количеству, по деньгам они соревноваться не смогут - приборостроение сразу победит. Пусть они соревнуются по количеству потенциальных инвесторов.

Это элитное виноделие, то есть, это обычно 10-25 гектаров, то, что мы хотим сделать: агломерацию небольших компаний полного цикла. Мы действительно всерьез хотим делать Севастополь регионом элитного виноделия. Кто там может хихикать по этому поводу - поговорим через 5 лет. Пока виноград прорастает и формируется, уходит примерно такой возраст. У нас уже есть примеры позитивные на самом деле, уже люди умеют делать такое вино. Просто их еще мало. Вопрос, как этот опыт мультиплицировать.

Это абсолютно на 100% частные инвестицию, не требуется никаких госинвестиций за исключением создания факультета виноделия в севастопольском технологическом университете. Это на самом деле нужно - раз уж мы заявились на такой кластер, то нам нужны профессиональные виноделы, причем боюсь, что не российские. Будет момент, когда бюджет станет положительным. Вот это будет знаково. Мы сегодня прогнозируем эту цифру на 2019 год. Это еще не значит, что он стал машиной, это значит, что он перестал сосать деньги с федерального бюджета и чуть-чуть приподнялся над минусом. Но таких регионов в России аж 5 из 85.

Источник: «Форпост»

#SaveDonbassPeople
#DonbassAgainstNazi

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Доступные HTML теги: <img> <div> <span> <a> <em> <i> <strong> <b> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <u> <small> <strike> <sup> <sub> <h1> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <font> <p> <br> </br> <iframe> <table> <tr> <td>

Подробнее о форматировании

Yes, this is a trick question and easy to answer.
We ask it because spam bots are too stupid to answer correctly, while humans are not.

:: Иван Карогодин ::

Автор (или псевдоним)
Иван Карогодин

О себе

...