Фото-галерея для Денис Пушилин: война на нашей территории навязана нам Киевом

| Изображение 1 из 1 |

Денис Пушилин

Денис Пушилин

Денис Пушилин: война на нашей территории навязана нам Киевом

Статья: тема тэги гео
Сопредседатель Народного фронта Новороссии и один из лидеров избирательного списка самопровозглашенной Донецкой республики Денис Пушилин рассказал о ситуации в ДНР и о предстоящих выборах, намеченных на 2 ноября.

— Многие ополченцы Новороссии критикуют проведение парламентских выборов и выборов глав республик, которые намечены на 2 ноября в ДНР, а в ЛНР — на 9 ноября. Их аргументы такие: сначала надо победить в войне, освободив хотя бы Донбасс, а уж потом проводить выборы. И вообще, как они могут нормально проходить в условиях военного времени? Судя по тому, что вы принимаете в этих выборах участие, вы не разделяете такую точку зрения?

— Важно понимать масштабность процесса. И еще важно, с какой точки зрения смотреть на эти выборы. Если смотреть глазами ополченца из Краматорска, который принимал участие в освобождении Иловайска или Моспино, то он не понимает, почему надо останавливать наступление, а не идти дальше и освобождать его родной город. И по-своему он прав.

Но!

Есть более масштабная проблема и более масштабный взгляд на ситуацию. Мы, все мужчины ДНР, конечно же, можем собраться и пойти освобождать Мариуполь, Краматорск, Славянск и дальше — Харьков, Одессу, Запорожье, Днепропетровск и другие города Новороссии. Но в это время оставшиеся в тылу семьи будут просто умирать от холода и голода. Экономическая ситуация никак не налаживается, потому что ею сейчас никто не занимается.

При этом мы отдаем себе отчет в том, что в остальной части Украины, обманутой пропагандой, на самом деле не все радикалы, и мы прекрасно понимаем, что Киевом нам навязана война на нашей территории.

Да, говорят, что мы неправильно сделали, что остановили наступление. Мол, нужно было брать Мариуполь. Можно было его взять. Из города уже убежали нацгвардейцы, перевезли все вооружение в Днепропетровск. Но в тот момент у нас хватало сил только на то, чтобы зачистить Мариуполь от противника. Однако сил на его удержание не было. В итоге они пошли бы в контрнаступление, и мы получили бы разрушенный Мариуполь, погибших мирных жителей и ополченцев.

Пока война идет по правилам Киева, пока она идет у нас дома, разрушается наша инфраструктура и гибнут наши люди, мы, по сути, проигрываем.

Думаю, Украина недолго будет сохраняться в нынешнем состоянии, вместо ее областей будут появляться народные республики, и эти республики должны знать, куда они будут идти. В какую Новороссию они могут идти, что должна представлять из себя эта Новороссия. Пока мы слышим только воззвания, но конкретики, к сожалению, нет.

— И что такое конкретика?

— Она означает, что сейчас активно должны работать экономисты и юристы. Надо правильно прописывать законы, на основании которых выписывать финансовую систему. Надо налаживать международные отношения и сбыт продукции наших фабрик и заводов. У нас есть, например, проблема, откуда брать сырье.

— Что вам дают выборы для решения этих проблем?

— Они продвигают нас на следующий этап, обеспечивают легитимность того, что мы делаем. Мы же действительно не террористы. Так нас окрестили те силы в Киеве, которые сами в феврале совершили государственный переворот. Их действия дали нам право, в свою очередь, также совершить переворот.

Но мы не хотим продолжения этого хаоса. Мы хотим, чтобы прошли выборы. Мы хотим, чтобы лозунги о демократических основах нашей государственности воплотились в жизнь. Мы хотим, чтобы народ напрямую влиял на политическую жизнь Новороссии. Мы хотим изгнать олигархов, а не следовать образцу Евромайдана, который, изгнав олигарха Януковича, привел к власти олигарха Порошенко.

Посмотрите, какая при этом «демократия» существует в Киеве: парламент хотят снова захватить с помощью коктейлей Молотова. При этом никто из нападающих потом не подвергается уголовному преследованию. Но за запись в Фейсбуке о независимых республиках человека привлекают к уголовной ответственности, обвиняя в сепаратизме.

— Каким видит будущее Новороссии ваша политическая сила? Что это будет за государство — президентская республика или парламентско-президентская? Это будет федеративное государство или унитарное?

— Раньше мы просто реагировали на ситуацию. И вариантов развития событий было много: ДНР могла и остаться в составе федеральной Украины, и быть независимым государством. 11 мая мы вынесли на референдум вопрос о государственной самостоятельности. А ее обретение уже дает право выбора. Потому что на тот момент мы не могли понять, как все будет.

После 2 мая в Одессе, после кровавых событий в Мариуполе вопрос о пребывании в составе Украины начал сниматься. Уверенность в том, что нам необходима государственная независимость, стала крепнуть под воздействием событий в Славянске и Краматорске.

Говорить сейчас о Новороссии как о государстве, конечно, еще нельзя. Она только рождается. Сейчас надо наводить порядок на той территории, что есть. Не надо много красивых и громких слов, нужны красивые и правильные дела. Должны появиться гражданские институты. Мы должны от военного управления перейти к гражданскому. Военное управление уже изживает себя. Нужна политическая составляющая в управлении. Война ради войны нам не нужна.

— Есть ли в Новороссии проблема бандитизма? Если да, как ваша политическая сила намерена решать эту проблему?

— Да, эти проблемы имели место. Почему? Потому что оружие попадало порой просто к преступникам.

Но тут нельзя говорить, что мы планируем бороться, борьба с этим уже идет. Начал работать телефон полиции 102, сейчас там более двух с половиной тысяч сотрудников. Уже работает Министерство государственной безопасности, Генеральная прокуратура. Конечно, есть еще случаи правонарушений, но они решаются быстро. Все причастные к этому реально наказываются.

Я от имени Народного фронта Новороссии собирал на позапрошлой неделе бизнес-форум. Собрались предприниматели. У них есть ряд проблем: как вести бизнес, чтобы никто не пришел и его не забрал? Не надо ждать, что кто-то придет и решит все проблемы. Если они есть, то набери номер 102.

Мы создали ассоциацию предпринимателей, которые взаимодействуют друг с другом. Сейчас в Донецке бизнес становится вести безопасно. В Доме правительства проходит регистрация предпринимателей. На законных основаниях можно заниматься бизнесом, а заниматься есть чем. Нам нужна торговля, нам в первую очередь нужны средний и малый бизнес.

Сейчас, по сути, мы уходим от революционного, военного времени. Те же подвалы, которые использовались в качестве камер, были почти в каждом подразделении ополчения, потому что, например, на улицах Донецка и других городов ловили наводчиков, а их нужно было где-то содержать. Были ли при этом нарушения законности? Я не исключаю, что были.

Но теперь, на следующем этапе построения гражданского общества, эти функции должны перейти к МВД. Это должно быть одно место, где содержатся правонарушители. Им должны быть предъявлены официальные обвинения. Это могут быть военнопленные, например. Сейчас еще единого места для заключенных нет.

— Почему вместо первой пятерки списка Донецкой республики известна только первая тройка — премьер Александр Захарченко, вице-премьер Андрей Пургин и вы. Партийный список вообще не известен. С чем это связано?

— Потому что остальных раскрывать небезопасно. Вы же видите, что происходит. Происходят нападения.

— А почему вы отказались от мажоритарной системы, а пошли по пропорциональной?

— Этот вопрос часто звучит. Когда на улицах так много оружия, очень тяжело соблюдать безопасность. Очень часто от оппонента на выборах хотят избавиться. И реально мы бы подставили всех кандидатов в депутаты. Поэтому от нашего списка и известны всего три фамилии.

— Вряд ли проводились какие-то социологические исследования, но вы можете озвучить хотя бы приблизительную цифру, которую хотите получить на выборах? Сколько мест из ста, имеющихся в парламенте самопровозглашенной Новороссии, вы хотите взять?

— Рассчитываем взять больше половины.

— Кто ваши реальные соперники на этих выборах?

— Я точно знаю, что «Свободный Донбасс» уже зарегистрирован. Если не ошибаюсь, его лидер — Евгений Орлов, соратник Павла Губарева.

— Павел Губарев — это ваш соперник?

— Я бы никого сейчас не называл бы соперником. Я бы нынешнюю избирательную кампанию оградил от привычных процессов, которые мы видим на Украине. Мы обойдемся от выливания грязи друг на друга и копания в грязном белье. Нужно сконцентрироваться на своих преимуществах и программах.

— Что будет с выплатами зарплат и пенсий?

— Мы собирали форум среди учителей, выявляли их проблемы. На таких форумах мы выделяем активные рабочие группы. Я собираю все вопросы, и не только озвучиваю проблемы, мы принимаем решения. Кому, как не учителям, знать все существующие проблемы и знать, как правильно их решать. Они выдвигают свои предложения в Верховный совет — и впоследствии это уже будет выливаться в какие-то законы.

— Хорошо, а пенсии в ДНР будут выплачиваться?

— Они уже сейчас начали выплачиваться. Пока пробно, потому что есть реальные технические проблемы. Учителям мы пока раздали только помощь — около 47 миллионов гривен. Этим мы фактически охватили только 43% учителей.

В какие трудности упираются выплаты? В то, что такие большие суммы реально опасно перевозить.

Сейчас мы учредили Народный банк, и вся система будет работать на безналичной основе. Тогда эти процессы пойдут гораздо легче и быстрее.

Кстати, пенсии и социальные пособия для беженцев мы тоже начали выплачивать. Сейчас пока пенсия у нас единая — 1800 гривен. Знаем, что пенсии у кого-то были меньше, у кого-то больше. Потом мы их будем начислять по стажу.

Украина сделала все возможное, чтобы у нас не было никаких пенсионных данных. Поэтому все надо собирать заново, для этого требуется время. А времени сейчас совершенно нет.

— Что будет с газом и теплом? Как дончане переживут эту зиму?

— Если сейчас не будет активных боевых действий, то в таких условиях мы сможем топить дома — угля у нас достаточно. С газом пока что тоже проблем нет. О его поставках есть предварительная договоренность с российской стороной.

— А что с продовольствием?

— Доставка продуктов питания затруднена, так как часть продукции поставлялась с территории Украины. С этим есть проблемы, наши оппоненты ставят нам палки в колеса. Однако нельзя сказать, что это острая проблема. Да, товаров меньше, но они все-таки есть.

— Начали ли в ДНР возвращаться беженцы?

— Да, конечно. Это видно даже по количеству машин в городе.

— Произойдет ли все-таки реальное объединение самопровозглашенных ДНР и ЛНР в Новороссию?

— Военное время затрудняет этот процесс. Сначала должны пройти преобразования внутри каждой из республик, мы должны получить бюджет, начать собирать налоги. Предприниматели готовы их платить, просто пока не знают, куда.

— В ходе боевых действий была разрушена инфраструктура, жилые дома. Кто все это будет восстанавливать?

— Сейчас мы собираем данные об этом. Мы собираем данные и по нарушениям прав человека украинскими военными. Сейчас мы разрабатываем программу решения этих проблем. Пока мы расселяем людей, лишившихся крова, по общежитиям и гостиницам.

— Почему никак не могут найти общий язык премьер-министр ДНР Александр Захарченко и экс-министр обороны ДНР Игорь Стрелков? Если я правильно понимаю, он не могут найти его с лета, когда в Донецке Захарченко сменил Александра Бородая на посту главу правительства, а Стрелков только-только вошел со своим отрядом из Славянска в Донецк.

— Я не видел никаких прямых конфликтов между ними. Я заметил, что за них сражаются их сторонники. По сути, для меня они оба — герои. Но у них есть разное видение этой войны.

— А в чем оно заключается? Я прочел недавно интервью Захарченко в одном из московских журналов, из которого понял, что они не сошлись во мнениях на оборону Донецка. Стрелков вроде бы хотел взорвать девятиэтажки на окраинах города, чтобы было лучше обороняться, а премьер-министр, для которого Донецк — родной город, был категорически против.

— Полевые командиры по-разному воюют. На одно они соглашаются, а на другое нет. Я не специалист и ничего не могу говорить в военном плане. Еще раз — для меня герои и тот и тот.

— Близкий к Стрелкову военный эксперт, пишущий под псевдонимом Эль-Мюрид, сделал недавно заявление, что в Донецке сейчас стали арестовывать соратников Стрелкова. Как я понимаю, соратников из его славянского отряда. Правда ли это?

— На этом могут и играть. Я не знаю. Если дело дошло до каких-то нарушений, то вопросов нет, кто-то и может быть арестован — сторонники или не сторонники.

Если какие-то конкретные претензии по факту были у Стрелкова к Захарченко, или наоборот, то это было бы высказано. Я не стал бы искусственно обострять эту проблему. Враг у нас сейчас не внутри, а вовне.

— Найдется ли место в ДНР Ринату Ахметову и его соратникам?

— Они сейчас никак себя не проявляют с позиций делания чего-либо для народа. Есть какие-то попытки выиграть себя баллы, но они слишком примитивны. К сожалению, это так. Моя позиция такова: Ахметову и его соратникам нет места в ДНР.

— Национализировать его имущество и его соратников будете?

— К каждой ситуации надо подходить обдуманно и индивидуально. Есть предприятия, которые важны для республики. На них введено внешнее управление. Но мы должны двигаться в правовом поле. Если же сейчас начать национализировать собственность, то что дальше, где грань? Предприниматели средней руки могут задаться вопросом: у меня тоже все заберут? В общем, этот вопрос следует обдумать.

— Выборы пройдут спокойно?

— Я не исключаю провокаций в виде усиленных обстрелов.

— А наступление?

— Не исключаем и наступления после 26 октября. Но есть надежда на благоразумие. Мы готовы выстоять и защищать — свою территорию, свои дома и свои семьи.

— А после выборов полевые командиры будут подчиняться законной власти?

— Думаю, у всех есть понимание того, что в ДНР необходимо единоначалие для построения государственности.

Беседовал Александр Чаленко

#SaveDonbassPeople
#DonbassAgainstNazi