Фото-галерея для «Если они выйдут на улицу, мы станем стрелять»

| Изображение 1 из 1 |

Донбасс

Донбасс

«Если они выйдут на улицу, мы станем стрелять»

Статья: тема тэги гео
Оппозиционерам в Украине приходится опасаться за свою жизнь и свободу, а многие были вынуждены бежать, чтобы спасти свою жизнь

В Киеве война ощущается как что-то очень далекое. И все-таки она дает о себе знать через пропагандистские плакаты и рекламные билборды, развешанные на каждом углу. Среди патриотических лозунгов преобладает заклинание «Украина едина!».

– Если это было бы правдой, плакаты были бы не нужны, – говорит Мария из ныне фактически запрещенной социалистической партии «Боротьба».

Некоторые из ее товарищей были посажены в тюрьмы или вынуждены бежать из страны, а один даже убит. Все они пострадали за то, что выступали против либеральных и националистических политиков, которые захватили власть в Киеве после Майдана.

Мария говорит, что любого, кто пытается критиковать украинский режим, обвиняют в пособничестве сепаратистам или даже в работе на Россию. Это происходит, даже когда люди протестуют против роста цен и сокращения заработной платы в результате неолиберальных реформ.

Еще весной Секретарь Совета национальной безопасности Украины Андрей Парубий (который не скрывает своих националистических убеждений) сформулировал официальную позицию новых властей, которую теперь разделяет большинство сторонников режима: «Если бы не было вмешательства Кремля, мы бы без проблем нашли взаимопонимание с сепаратистами». Правительству нужен внешний враг, которого можно обвинить во всех внутренних проблемах. Но фронт не только на границе с Россией или с подконтрольным сепаратистам Донбассом. Он проходит через само украинское общество.

– Преследование любой оппозиции лишь усиливает сепаратистские настроения, – говорит журналист единственного в Одессе оппозиционного сайта timer.od.ua, Юрий Ткачев. По его словам, еще весной так называемые «пророссийские силы» были пророссийскими очень условно. За присоединение к РФ выступало незначительное меньшинство – около десяти процентов. Столько же было за создание независимой республики в Одессе. Но большинство стремилось к переменам в Украине. Сегодня очень многие из этих людей всерьез стали считать, что российская оккупация это меньшее зло по сравнению с тем, что происходит в Украине». Многие всерьез считают, что к власти в стране пришли нацисты и по-настоящему боятся.

Переломными стали события в Одессе 2 мая, когда украинские националисты подожгли здание Профсоюзов, в котором укрылись сторонники оппозиции. В результате погибло около 50 человек. Некоторые из тех, кто пытался бежать из горящего здания, были убиты ультраправыми боевиками, в то время как полиция просто бездействовала. Впоследствии, некоторые из выживших были заключены в тюрьму и обвинены в поддержке пророссийских террористов.

В кафе мы разговариваем с одним из выживших, молодым социалистом по имени Влад Войцеховский, и его подругой Майей. Он рассказывает, что до нападения активисты из различных оппозиционных групп участвовали в мирном протестном движении. Но после 2 мая, оппозиция в Одессе подавлена, ее лидеры убиты, брошены в тюрьмы или бежали и страны. Многие запуганы и предпочитают молчать.

– А вы не боитесь сидеть здесь и открыто говорить с нами? – спрашиваем мы.

– Одесса – это наш город, наш дом, никто не заставит нас молчать – говорит Майя.

На следующий день мы узнаем, что Влад был арестован после нашего разговора. По словам Майи, полиция пришла ночью вместе с правыми активистами, которые принесли взрывчатку в качестве вещественных доказательств. Она говорит, что Владу грозит от восьми до пятнадцати лет лишения свободы «за терроризм».

Влад Войцеховский просто пополнил статистику арестов. По данным коммуниста Алексея Албу, который до недавнего времени был депутатом Одесского областного Совета, но был вынужден бежать за границу после событий 2 мая, только в Одессе в тюрьмах сидят, по крайней мере 78 оппозиционных активистов. Во втором по величине городе Украины, Харькове, по данным, озвученным губернатором Игорем Балутой, только с апреля по июнь было арестовано 314 диссидентов. «Сторонников сепаратизма» – как предпочитают говорить украинские власти.

– «Если кому-то не нравится Украина – пусть едут в Россию. Здесь для них земли нет», – говорит 29-летняя Варвара Черноиваненко, пресс-секретарь «Правого сектора» в Одессе.

– Мы не фашисты. Мы просто хотим, чтобы Украина стала нормальной европейской страной. Но сначала враги – русские и коммунисты – должны быть побеждены, – объясняет Варвара. Мы встречаем ее у ворот военного госпиталя, где она вместе с группой молодых девушек, завернутых в украинские флаги, раздавали раненым солдатам продукты.

Поодаль курят двое раненых солдат в форме и в перевязочных бинтах. Мы просим их рассказать о войне для шведской газеты. Первый ничего не хочет говорить, и уходит. Второй, с перевязанной головой, тоже отмахивается:

– Что я могу сказать? Это братоубийственная бойня. Политики делят деньги, а мы убиваем друг друга.

Один из тех, кто выступает за продолжение войны, это бизнесмен Марк Гордиенко, глава «Совета гражданской самообороны», общественной организации, которая содержит одно из многих военизированных формирований, возникших после Майдана. Он сидит на хорошо охраняемом дворе вместе с несколькими своими товарищами. Все хорошо и стильно одеты. На улице у офиса припаркованы дорогие автомобили с украинскими флагами. Рядом стоит новенький броневик. Марк Гордиенко описывает то, что произошло в Доме Профсоюзов, как одно из сражений гражданской войны, в котором его сторона одержала верх.

– Как вы будете жить в одном городе с теми, кто не согласен с этими переменами? – спрашиваем мы.

– Для них у нас есть компромисс. Если им хочется поговорить о «хунте» или «фашистах» – они могут пожаловаться унитазу у себя дома. Если они выйдут на улицу – мы начнем стрелять.

Его люди вынимают оружие из автомобиля, чтобы показать, как серьезно они настроены. За столом, где мы сидим, появляется все больше пулеметов и пистолетов, пока гора оружия не заполняет все свободное место. Становится понятно, что реальная власть в Украине принадлежит таким, как Марк.

Бросается в глаза, что Украина и ее общество глубоко разделены на два лагеря. Патриоты и националисты, с их желто-голубыми и красно-черными знаменами, с одной стороны, и те, кто чувствует себя, словно во вражеском окружении, с другой. Видно также, что между этими двумя лагерями есть четкое классовое различие. Те, кто поддерживает новое прозападное правительство, это, в основном, представители среднего класса или бизнеса, такие как Марк Гордиенко. А среди тех, кто им противостоит, в основном простые люди, рабочие и пенсионеры, которые боятся сокращений и приватизации, которые ЕС и МВФ сейчас навязывают Украине. Многие из тех, кто борется за независимость на Донбассе – это шахтеры и промышленные рабочие, которые понимают, что они у них нет будущего в неолиберальной Украине.

– То, что люди в Восточной Украине возлагают свои надежды на Россию, страну с более высокими зарплатами и пенсиями, ничуть не более странно, чем то, что в Западной Украине многие мечтают о лучшей жизни, такой как в Евросоюзе – объясняет обозреватель The Guardian, украинский социолог Владимир Ищенко, специализирующийся на исследовании социальных протестов в одном из киевских университетов.

– Протесты в Восточной Украине, были оправданными и, по началу, мирными. Президент Петр Порошенко должен был начать переговоры с недовольными сразу, весной, чтобы попытаться найти компромисс с ними в их требованиях гарантий языковых прав и большей региональной автономии. Это позволило бы избежать раскола Украины – говорит Ищенко.

Вместо этого Порошенко и радикальные политики получили благословение от США и ЕС – на то, чтобы жестоко подавлять реальных, а также предполагаемых сепаратистов.

Сегодня крупнейшие правозащитные организации, такие как Amnesty International и Human Rights Watch все сильнее критикуют происходящие в Украине эксцессы.

В сентябре глава Amnesty International Салил Шетти на встрече с украинским премьер-министром Арсением Яценюком обвинил проукраинские парамилитарные формирования в военных преступлениях в зоне АТО. Его организация также назвала преступными действия второго по популярности украинского политика Олега Ляшко, который без санкции суда проводит аресты и допросы (иногда с применением мер физического воздействия) заподозренных в «сепаратизме» людей. Это заявление вызвало настоящий шок у сторонников Майдана.

«Европа ведет себя, как старая проститутка – возмущается Марк Гордиенко – эта игра в права человека приведет к тому, что Путин получит Украину на блюде».

Алексей Сахнин, Пер Леандер


Оригинальный материал на шведском языке

Авторизированный перевод со шведского Дмитрия Колесника

#SaveDonbassPeople
#DonbassAgainstNazi