Фото-галерея для Пенсия!

| Изображение 1 из 1 |

_DSC9937_новый размер

_DSC9937_новый размер

Пенсия!

Статья: тема тэги гео

В январе 2010 года подполковника Ильина Александра вызвали на разговор в отдел кадров одной из воинских частей министерства обороны. В части давно уже ходили разговоры, про то, что увольнения офицеров примут массовый характер. В части работала комиссия главного управления кадров. Он был очень удивлен, когда в комнате, куда его провел дежурный, увидел бывшего своего друга Федора Петрова. Когда-то они вместе служили на Севере. Потом, он уехал в Чечню, и дороги их разошлись. И вот теперь перед ним сидел полковник Петров. Подполковник остановился и доложил:
- Товарищ полковник! Подполковник Ильин на беседу прибыл!

- Здравствуй!– улыбаясь, полковник протянул руку, поздоровался и предложил сесть.
Подполковник сел, но как то съежился и ощущал себя только подполковником. Бывший друг по совместной службе, холенный с розовыми аккуратно постриженными ногтями, рассматривал подполковника и пытался припомнить, что ни будь из совместной службы.
- Помнишь наш городок? Дом, где мы жили? Командира? Кстати где он сейчас?
- Командир? Он погиб в Грозном.
Тут полковник вспомнил, что действительно дот него доходили слухи о гибели их командира.
- Да! Я хотел спросить, где он похоронен?
- Его забрала жена и похоронила, где то в Самаре.
Полковник улыбался, но было видно, что этот ответ, стал неприятным для него. Его лицо приобрело серьезность, в голосе послышались металлические нотки.
- Подполковник Ильин, принято решение на оптимизацию армии, и вы представляетесь к увольнению по организационно штатным мероприятиям.
- То есть, такие как я больше не нужны, и наше увольнение позволит армии совершенствоваться и оптимизироваться? То есть, понимаем так: “ Вы своим присутствием на службе тормозите процесс развития” А то, что у меня опыт, в том числе боевой? То, что мне до пенсии еще три года?
Полковник, заерзал, и перебил подполковника.
- Это решение правительства.
- И ты с ним согласен?
- Я выполняю приказ. Приказ министра обороны.
- Да! Путь в рай выстлан терновыми ветками!
Полковник замолк и смотрел через окно на улицу. Потом отвел глаза и начал листать, какие то бумаги.
- Товарищ подполковник! Мы были друзьями, и я хочу помочь вам.
- Что вы можете мне предложить? Мне нужна будет работа. Мое образование позволяет мне командовать войсковыми формированиями вплоть до полка, а вот на гражданке! На гражданке мой удел охрана, ну старший в охране. И мне будут говорить, что охрана имущества почетная обязанность отставных офицеров армии? Кстати, а куда ты пропал тогда, когда полк уходил в Чечню?
- Это не имеет отношения к разговору. А, в общем, я заболел, лечился. Потом академия и вот я здесь. Ну, наверное, хватит. Наш разговор окончен. Вы представляетесь к увольнению. Вы можете идти.
Ильин вышел, закурил. Жизнь сделала поворот и такой, что удержаться в колее не представлялось возможным. Что говорить жене, детям. Он больше не нужен армии. Армии, которую любил, которая стала для него смыслом всей жизни.
Прошло три месяца, и он стал пенсионером. Друзья помогли устроиться на работу. Он стал старшим поста охраны, в специализированном магазине, по продаже строительных материалов. Каждое утро он одевал черную форму с синими погонами, приходил в магазин. Магазин располагался в здании, больше напоминающем склад. Выполнен в виде ангара из гофрированных металлических конструкций, он был наполненный всевозможными строительными приспособлениями. Здесь были бетономешалки, дрели, гвозди. Народ сновал между стеллажами, рассматривал товар, трогал, укладывал на транспортные тележки. И вот в этом муравейнике, необходимо было уследить, за товаром не допустить его хищения. Директором магазина был некий Иван Хромов. Небритый детина, с аршинными плечами. На указательном пальце левой руки, у него была сделана татуировка в виде латинской буквы N. Кабинет Ивана располагался в конце ангара, где была дополнительная входная дверь. Очень часто, гости, проходили сразу в кабинет директора, минуя охрану. В один из рабочих дней Александра вызвали к директору. В кабинете, помимо директора, сидели четыре человека. Их облик напомнил ему Чечню. И вот, когда они заговорили, он понял это они.
На столе громоздилась гора фруктов, бутылка виски и шашлык. Иван, уже в подпитии, посмотрел на Александра и произнёс: “ У нас гости. Уважаемые люди. Возьми мою машину и привези девочек” Гости захихикали, перебросились между собой словами, непонятными для него, но явно продолжавшие тему заказанную директором.
- Я прошу меня извинить, но это не мои обязанности.
Директор посмотрел на Александра.
- Ты что не понял, моего приказа.
Гости зашумели. Один из них, с бородкой произнес: “ Таких, у нас, наказывают ”
Директор поднялся, шатаясь, вышел из за стола.
- И накажу! Ты, что сука, не понял.
Громада тела надвигалась на Александра. Гости хихикали. Александр отступил.
- Иван! Успокойся. Я охранник, а не мальчик на побегушках.
- А я сказал, побежишь!
Перед лицом Александра, мелькнул кулак. Натренированным движением он увернулся от удара. И тут перед его глазами запрыгали красные огоньки. Этот ненависть вливалась в его тело. Ноги обретали упругость, руки наливались силой. Он русский офицер, пусть в отставке, но бывших офицеров не бывает. Его пытаются как, нашкодившего котенка обучить правилу повиновения. Короткий удар в переносицу, свалил Ивана на пол. Гости стихли, и один из них схватил бутылку и запустил ее в Александра. Он, увернулся и ударом ноги опрокинул стол. Грохот, разлетающиеся фрукты. Инстинктивно, рука потянулась к пистолету, который, по обязанностям его работы, входил в экипировку и носил он его на поясе.
Скорее почувствовал, чем увидел, оружие в руках одного из гостей. Это был пистолет Макарова. Выстрелы из его служебного оружия произошли, как упреждающее его действие. Гость, упал. Голова его упала на раздавленный помидор, и было непонятно краснота вокруг головы, это кровь или помидорная мякоть. Держа пистолет в сторону гостей, они достал телефон. Набрал 112 . Назвал адрес и произнес: “Убийство, с применением огнестрельного оружия”
Когда подъехал полицейский патруль, он отдал пистолет и протянул руки, на которых защелкнулись наручники. В голове бурлила только одна мысль: “ Надо написать доверенность жене, что бы получала его пенсию ”