С.Гафуров: Война в Ливии – военно-политический аспект

Новость: тема тэги гео

«В Испании я в который раз понял, что роковая дилемма человека — сила или благородство и что в выборе этом он, по существу, не волен. Что-то решает за него. Я, например, не могу выбрать силу». (Дж.Орвелл)

Штурм Триполи лишний раз подтвердил известную еще древним грекам максиму, что ишак, навьюченный двумя мешками золота, в состоянии взять самую неприступную крепость, хотя Гераклит справедливо замечал, что сами «ослы золоту предпочли бы солому».

Четвертый этап войны в Ливии характеризовался очередным ужесточением военных действий со стороны НАТО и инсургентов. Характер действий мятежников сильно изменился, на их стороне воюют уже не бенгазийские лавочники, а откровенные наемники, хорошо подготовленные, владеющие навыками специальных операций, великолепно снабженные и хорошо управляемые. Замечены бойцы и даже отдельные части французского Иностранного легиона и британских спецподразделений. Кроме того, в борьбу на стороне инсургентов вступили берберские племена (что, помимо прочего, чревато уже этническими конфликтами вплоть до геноцида, так как бедуинское и негрское население Ливии приняло сторону Полковника). Это очень большая опасность для берберов, просто потому что их меньше. Если ситуация будет народом воспринята, как борьба берберов против арабов, то возможна резня, маленькие берберские племена просто начнут выжигать, поскольку там начнут работать законы кровной мести. В общем-то, мы знаем, что в предыдущей войне в Чаде их спасла, во многом, жесткая рука Каддафи.

Централизованное управление операциями лоялистов, очевидно, расстроено. В части снабжения, организации управления и связи они стали заметно уступать инсургентам. Конечно, частично это объясняется тем, что и мятежники стали использовать склады, давно подготовленные для борьбы против внешней агрессии, но главным является то, что снабжение мятежников идет централизованно, а управление атаками хорошо координируется. Это несомненный успех коалиции и НАТО.

Это факт, и это факт неоспоримый. Но нельзя забывать, что никто, и, прежде всего, сам полковник Каддафи не полагал, что ливийцы в состоянии противостоять агрессии в линейном бою. В такой большой и редконаселенной стране профессиональная армия была просто физически не в состоянии защитить страну. Слишком мало бойцов и слишком длинные границы, к тому же не имеющие полноценных линий снабжения в пустынях.

Решение задачи, как защищать страну от потенциальных угроз в существующих условиях, ливийцы нашли в вооружении народа, запугивании потенциальных противников большим количеством закупленного оружия и подготовке к партизанской войне. Организация вооруженных сил предусматривала концепцию вооруженного народа. Это вполне рационально и объяснимо в конкретных условиях Ливии.

Бои за Триполи были лоялистам навязаны противником, сумевшим подкупить ряд высших военачальников, и те открыли фронт и даже разграбили тыловые базы бригады Хамиса. Еще в мае мы отмечали, что «в пустыне ведь смена союзника, даже посреди битвы, – дело обычное».

Но важно понимать, что ливийское военное руководство хорошо понимало, что линейные бои – это не для них. Они автоматически дают преимущество интервентам. Вообще надо (мне - с горечью) признать, что опыт практически всех кампаний в Африке показывает, что вооруженный народ и в линейном бою, и в диверсионных операциях западным наемникам противостоять до сих пор не мог. Бывали случаи, когда батальон наемников громил бригаду африканцев.

Напротив, «после раздачи населению оружия Ливия готова к длительной партизанской войне в условиях интервенции НАТО». Единственной успешной тактикой борьбы с наемниками было нанесение им любой ценой максимальных потерь в живой силе именно в становых частях. Правда, и с этим наемники научились бороться, привлекая огромное количество вспомогательных войск (тоже наемных) из местного населения, минимизируя тем самым потери в личном составе у самих наемников.

Все говорят про бомбежки ливийских лоялистов силами НАТО. Это очень важный аспект, но гораздо важнее была радиоэлектронная борьба - РЭБ. Англо-французской коалиции при поддержке США (именно в этом и была главная военная роль американцев) фактически удалось полностью нарушить управление и связь сил лоялистов, которые были вынуждены использовать гражданские линии связи, в условиях войны неизбежно работающие совершенно неудовлетворительно и незащищенные.
Достаточно сказать, что разведка заблаговременно предоставила руководству лоялистов информацию о готовившемся штурме Триполи, распространенную им за сутки до начала боев. Но для того, чтобы спланировать оборону города, лоялисты были вынуждены отозвать с фронтов всех командиров и членов семьи полковника Каддафи в Триполи для проведения совещания, что позволило интервентам и инсургентам физически уничтожить значительную часть военачальников и полностью нарушить управление боевыми действиями лоялистов.

После поражения в битве за Триполи лоялисты наконец-то перейдут к действиям по заблаговременно составленным планам – к партизанской войне. Похоже, в НАТО так еще не поняли, что в Ливии получили «свою Чечню».

Война в Ливии – социально-политический аспект

Теперь самопровозглашенному правительству в Бенгази, пугающему думающих людей своей кровожадностью, следует думать именно о судьбе южновьетнамских генералов – этих карликовых пуделей с кровожадностью американского бультерьера.
Правильной аналогией с Ливией, официально принявшей военную доктрину «Народной войны» и десятилетиями готовившейся к развертыванию партизанского движения в случае агрессии, размещая по всей стране склады оружия и боеприпасов для партизан, будет не Ирак, где Саддама пугала сама мысль о винтовке в руках у феллаха, а Вьетнам, где интервенты при поддержке огромной, но небоеспособной южновьетнамской армии так и не смогли навязать вооруженному народу свою волю.

Убийство военного руководителя инсургентов, бывшего министра внутренних дел Абдель Фаттаха Юниса – при всех его недостатках и преступлениях все-таки искреннего патриота Ливии, выученика школы полковника Каддафи – должно вызывать ужас у руководителей мятежников и думающих западных нефтяников. Расстрелявшие Абдель Фаттаха инсургенты из тыловых спецслужб кричали, что он убил их отца в городе Дерна (запытал, вернее всего, находясь на министерском посту, а потом и в этом насилии обвинили полковника Каддафи).

Фактически войну ведут уже не те, кто ее развязал - сформировавшийся ливийский капитал городского происхождения: побежавшие за директорами нефтяных компаний всякого рода подрядчики, спекулянты, теневые риэлторы и директора государственных магазинов из Триполи и Бенгази, страшно боящиеся контрольно-ревизионных органов при народных комитетах - этой постоянной и очень неприятной угрозы капиталу при Каддафи. Войну ведут уже нефтяники западных стран и государств Персидского залива.

Все ливийское население можно разделить на две неравные группы. Большая – потомки бедуинов, воинов пустыни - племенной народ. А маленькая группа – это исторически городское население Триполи, Мисураты или Бенгази. Предки этих людей были торговцами, лавочниками, пиратами, они занимались работорговлей на перкрестке Средиземноморья и караванных путей в сердце Африки к озеру Чад. И сейчас исторические горожане, эти "хозяева жизни", которые - может быть, заслуженно - считают себя гораздо более цивилизованными, чем воины пустыни, хотят взять политическую власть. То есть, полковник Каддафи ведь не только в Москве выглядел странно, когда ездил со своей палаткой и верблюдицей. Не менее странно он выглядел для жителей Триполи и Бенгази. Но он выглядит совершенно нормально для бедуина.

Люди, стоявшие за инсургентами, - это сформировавшийся ливийский капитал городского происхождения: всякого рода подрядчики, спекулянты и теневые риэлторы из Триполи и Бенгази, страшно боящиеся контрольно-ревизионных органов при народных комитетах - этой постоянной и очень неприятной угрозы капиталу при Каддафи.

Инсургентов возглавили люди, олицетворявшие собой самые неприятные стороны ливийского режима, вызывающие ненависть у народа, который считал именно их, а вовсе не незанимающего никаких официальных должностей полковника Каддафи основными виновниками имеющих место злоупотреблений в стране.

И сейчас племена понимают, что горожане решили захватить власть, прежде всего, нефтяную. И поэтому все рефлексы нормального бедуина направлены на то, чтобы противостоять агрессии.

В Ливии все понимают, что, если твою страну бомбят, то нужно браться за оружие. Европейская логика другая: война сокращает число покупателей у лавочников, но у бедуинов эта логика не работает. Кстати, лавочники - это же не обязательно только бакалейщики. Лавочники - это, например, и мясники.
И, похоже, так и не поняли натовские мясники от политики и бакалейщики от военного дела, что каждый убитый натовской бомбой ребенок - это с десяток новых штыков у добровольцев-партизан. Ливийские бедуины – довольно простые люди, честные, благородные, с обостренным чувством несправедливости.
Понятно, что теоретически народ можно запугать, сломить, мы со времен расправы генерала Франко над испанской республикой знаем, что даже вооруженный народ не в состоянии справиться с хорошо подготовленной профессиональной армией, но, тем не менее, число людей, готовых сражаться за Каддафи, с каждым днем не убывает, а растет. Это очень важный момент.

Еще в марте я написал одному ливийскому инсургенту (судя по всему очень молодому), хвастающемуся, что они скоро возьмут Триполи: «если вы дадите победу этим двум министрам, Юнису и Абдель Джалилю, то очень скоро вы будете завидовать нигерийцам».

Теперь, когда народ понял, кто берет власть в Бенгази, ливийцы ужаснулись. Они поняли, что самое худшее, что может с ними произойти, с ними происходит.

В Бенгази нет власти ни у кого, там есть только деньги и спецслужбы, которые наводят на население ужас. При первых выстрелах на поле боя они разбегаются, но в расправах над безоружными африканцами со связанными руками – исключительно хороши. В Бенгази вся организованная деятельность по обеспечению жизнедеятельности населения нарушена, и единственное, что там пытаются сделать – завалить территорию деньгами. Собрались люди, объявили себя начальниками и отдают приказы, которые никто не выполняет.

Война в Ливии – международно-политический аспект

Многие думают, что признание самопровозглашенного правительства инсургентов со стороны Запада и арабских монархий может что-то изменить, но при этом они забывают, что Черчилль в свое время писал Рузвельту: «Что означает признание? Человека можно признать императором или бакалейщиком. Признание бессмысленно без определенной формулы».

А формулы этой нет, как нет и единого подхода к ее выработке. «Война, – говорит Гераклит, – отец всего и всего царь; одним она определила быть богами, другим – людьми; одних она сделала рабами, других – свободными».

А еще мне интересно, что будет с теми людьми из Управления внешней политики Администрации Президента, что формировали политику России по отношению к Ливии вообще и резолюции 1973?

Нет, мне не интересно, чем они там занимаются в рабочее время. Мне интересно, почему они в рабочее время не занимаются тем, чем должны – выработкой взвешенной, ответственной, мудрой внешней политики для Российской Федерации.

Как так получилось, что действующий Президент, который за день до голосования по резолюции 1973 встречался с вице-президентом США и снял посла Чамова, с видимой горечью говорит, что если бы мы знали, что НАТО сделает в Ливии, мы бы проголосовали по-другому.

Кому еще не знать, что сделает НАТО, как не Президенту, которому подчинены МИД, СВР, военная разведка и другие профильные ведомства??? Причем про планируемую агрессию хорошие специалисты говорили до принятия резолюции. Фактически это признание в том, что Президента «развели американские наперсточники» как мальчишку.

Больно и стыдно за Россию после такого признания действующего Президента.
Политическая ответственность же это не письма управления внешней политики: «Прошу доложить об исполнении поручения Президента…». Ответственность – это совсем другое. Это когда человек за свои ошибки, которые «хуже чем преступление», за свой непрофессионализм, за пренебрежение должностными обязанностями, наказывается. Не из мести, нет. Как урок другим.
И с этими людьми из Администрации Президента, которые встречу Медведева с Байденом готовили, что будет? Ничего? Так и будет действующий Президент безответственность в своей Администрации поощрять?

У любой баррикады есть только две стороны. На одной стороне этой баррикады стоит полковник Каддафи и его добровольцы, а на другой - бывший министр юстиции Джамахирии Мустафа Абдель Джалиль, лично приговоривший болгарских медсестер к смерти (Каддафи, кстати, их помиловал и отпустил) и НАТО. Хотел бы я посмотреть на лицо президента Болгарии, когда будет вручать свои верительные грамоты посол от Мустафы - человека, сделавшего в органах правосудия Джамахирии блестящую карьеру, по своим моральным и политически качествам ничем от Н.Ежова не отличающегося.

И невозможно представить себе, каким беспринципным моральным уродом или безответственным инфантильным и никчемным ничтожеством надо быть, чтобы предпочесть полковнику Каддафи эдакого министра юстиции, взлетевшего на деле болгарских медсестер.

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Доступные HTML теги: <img> <div> <span> <a> <em> <i> <strong> <b> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <u> <small> <strike> <sup> <sub> <h1> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <font> <p> <br> </br> <iframe> <table> <tr> <td>

Подробнее о форматировании

Yes, this is a trick question and easy to answer.
We ask it because spam bots are too stupid to answer correctly, while humans are not.

:: admin ::

Автор (или псевдоним)
админ

О себе

Дисциплина, единоначалие, порядок.
Жёстко требую соблюдать технические регламенты.
За несоблюдение цинично унижаю.
Ибо, работа такая.