Фильм «Матч»: гол бандеровцам и фашистам

Блог: тема тэги гео
В основе сюжета фильма "Матч" события "матча смерти" в оккупированном фашистами Киеве. Ни один относительно новый фильм о великой войне не вызывал такого уровня агрессии со стороны поклонников западной версии истории. Возможно, западные идеологи усмотрели в этом сюжете неудобные настоящему времени некие параллели. Продюсер фильма "Матч" Дмитрий Куликов рассказал Накануне.RU о том, как съемочной команде "Матча" удалось забить гол в ворота идеологических оппонентов, о судьбе нового русского патриотического кино и своем отношении к одной из советских историй об оккупации. Прокат отказался показывать этот фильм в некоторых городах западной Украины.

Кино о "матче смерти" киевского "Динамо" благодаря протестам сторонников теории об "украх-неандертальцах" сначала был просто ограничен в прокате на Украине, а когда этого оказалось мало, исторический спор вышел из правового поля: националистами был захвачен киевский кинотеатр.

Последняя околополитическая новость о "Матче" стала еще удивительнее: команда американских документалистов прибыла на Украину, чтобы снять в пику российским кинематографистам "настоящую правду" о "матче смерти".

В какой-то степени уже сам этот скандал есть целая веха и большой успех. Давайте вспомним, когда еще к борьбе за Правду приходилось привлекать иностранных наемников? До этой премьеры на нашем общем культурном пространстве бывшего СССР обходились силами собственной творческой интеллигенции.

Вопрос: Фильм "Матч" – это ваш дебют в качестве кинопродюсера?

Дмитрий Куликов: Мы с Тимофеем Сергейцевым и Ильей Неретиным над этим проектом работали практически 13 лет, если считать от момента задумки. Началось все с того, что в 1999 году мы вместе работали на Украине над документальным фильмом "Украина и украинцы", проект был непростым для нас, многое пришлось продумать и проработать, и вот в этом творческом процессе у нас родилась эта идея, идея фильма "Матч". С ней мы носились, в хорошем смысле, конечно, 13 лет, но реализовать ее удалось только сейчас благодаря поддержке государства.

Вопрос: Судя по трейлеру и материалам прессы, фильм у вас получился, как сейчас принято говорить, "патриотическим". Вы действительно считаете, что сейчас есть дефицит патриотического кино?

Дмитрий Куликов: Дефицит есть, публика остается неудовлетворенной, а запрос на такого рода кино большой, поэтому я не буду обсуждать, много такого кино или мало, на мой взгляд, главное, эта тема нуждается в том, чтобы с ней работали. И дело не в том, сколько фильмов снято, а в том, что есть такая важная для страны проблематика.

Я уверен, что тема патриотизма невероятно важна сейчас, в принципе, я думаю, что это большая цивилизационная проблема, которая заключается в том, что люди перестали использовать ценности как ориентир для организации своей жизни. Например, из нашего "ценностного" багажа исчезает такая ценность, как любовь к Родине, то, что подвигает человека сделать что-то из любви к Родине. На мой взгляд, это очень важная человеческая характеристика, и ее нужно возрождать.

Вопрос: Буквально перед "Матчем" в прокате шел фильм "Шпион", который создатели – писатель Борис Акунин и режиссер Федор Бондарчук – наверняка тоже считали "патриотическим", тем не менее, он провалился и не в последнюю очередь из-за того, что, судя по отзывам в интернете, у некоторой творческой элиты нашей страны представления о патриотизме не совпадают с тем, как патриотизм понимает широкая публика. Вас не пугает этот провал? Во-первых, "Матч" выходит на большой экран через неделю после того, как закончили показывать "Шпион", а, во-вторых, есть совпадение по теме.

Дмитрий Куликов: Не пугает. Я не знаю, есть ли у "Шпиона" провал, но меня расстраивает неудача любого российского фильма, я очень хочу, чтобы российское кино лидировало и занимало ведущие позиции на рынке. Дело в том, что наш фильм и фильм "Шпион"- это разные фильмы, и я никак не связываю прокат "Матча" и "Шпиона".

Вопрос: Насколько можно судить по работам людей, принимающих участие в создании "Матча", сложился довольно интересный творческий коллектив единомышленников: Илья Неретин, который известен фильмом "Кандагар", режиссер Андрей Малюков, снимавший "Грозовые ворота" и "Мы из будущего". Примечательно, что эти люди в последнее время искали новый формат патриотического кино, новых героев для него. Какое оно, по-Вашему, это новое патриотическое кино?

Дмитрий Куликов: Да, действительно, что нам точно удалось на фильме "Матч", так это то, что мы работали командой. Я считаю, это очень важно, потому что то, что мы делали - это коллективный продукт, и в этом его ценность. Мне кажется, что вообще очень важно, чтобы российское кино, которое будет возрождаться, делалась группой или коллективом единомышленников, чтобы это не было творческим продуктом отдельных людей, которые потом будут подавать это как искусство. Коллективный метод работы имеет большие перспективы, возможно, даже большие, чем индивидуальный, авторский.

Вопрос: История киевской команды "Старт", сыгравшей на футбольном поле против фашистов, была крайне популярна в СССР, активно пропагандировалась и была любима гражданами. Не страшно было браться за эту тему? И почему выбрали именно ее? Ремейк ли фильм "Матч" старого фильма "Третий тайм"?

Дмитрий Куликов: Это, конечно, не ремейк. Абсолютно. Нет, мы не боялись, мы старались, чтобы люди заинтересовались, чтобы они получили эмоцию. Я уверен, что кино должно рождать эмоцию при просмотре. Если человек сопереживает тому, что происходит на экране, если его это цепляет, то кино получилось. Если зритель легко и быстро может в нескольких словах сказать о чем этот фильм, то тогда, конечно, у фильма, скорее всего, будет хорошая судьба.

Вопрос: Опять напрашивается сравнение – в теме современного российского кино они неизбежны – можно легко сказать в трех словах, о чем фильм "Шпион", или, скажем, "Девятая рота", но любви народной картинам это не прибавило.

Дмитрий Куликов: Ну, еще раз говорю, я не хочу обсуждать работы коллег, но фильм "Девятая рота" делался давно, может быть, Федор Бондарчук сделал бы сейчас что-то по-другому. О "Девятой роте" надо, думаю, разговаривать с ним.

Я скажу, что "Шпион" - это замечательная картинка, очень хорошая игра актеров, но вот сказать, о чем фильм "Шпион", почему его нужно посмотреть, трудно. В фильме "Шпион" реализуется приоритет формы, а мы постарались, чтобы в нашем фильме реализовался приоритет содержания. Зрители сами посмотрят и оценят, что у нас получилось, но я все равно буду уверен, что кино должно быть содержательным, а не только формальным.

Дело не в том, чтобы искать новые формы современные, прежде всего надо отвечать на мой любимый вопрос: "Что хотел автор сказать своим бессмертным произведением?". Этот вопрос не должен быть риторическим, он должен иметь ответ.

Вопрос: Есть тут опасная грань, когда современный кинематограф берется за советскую историю (и не только советскую), а на выходе зачастую получается неубедительное кино о том, как сами авторы представляют себе историческую реальность. Такие попытки подменить прошлое аудиторию, как правило, оскорбляют, что заметно по кассовым сборам. Последний пример тому – провал "Шпиона". С другой стороны, трудно поспорить с тем, что кино, действительно, не обязано буквально следовать историческим событиям, оно решает другие задачи. Как Вы решили этот вопрос в "Матче"?

Дмитрий Куликов: Можно обсуждать, так исторические факты разворачивались или иначе (и это очень важно). Но для нас главное было все-таки содержание поступка наших героев. Футболисты в оккупированном городе тогда, когда фронт катился к Сталинграду и начиналась Сталинградская битва, выходили против немецких команд и выигрывали, для меня уже это очень мужественный и сильный поступок. Понятно, что за победу в матче с оккупантами им никто паек дополнительный не давал и не предлагал.

Откуда берется в нас это мужество и стремление победить в тот момент, когда, казалось бы, все проиграно — вот что нас интересовало. Эта история о духе победы и мужестве и стремлении победить в тот момент, когда, казалось бы, все проиграно.

Вопрос: Для кого ваш фильм, как считаете?

Дмитрий Куликов: Наше кино для самого широкого зрителя. На него могут пойти все – и ветераны, и люди среднего возраста, и молодежь. В фильме есть очень жаркая и романтичная любовная история для девушек, футбол и детектив для мальчиков.

Вопрос: Почему так долго готовились? Все-таки 13 лет — немалый срок.

Дмитрий Куликов: Мы с самого начала понимали, что совсем дешево такой фильм снимать нельзя. Нужно было решить вопрос с деньгами, когда у нас образовали программы государственной поддержки кинематографа, нам удалось получить часть средств на этот фильм. Государство заплатило 70% за производство, 30% – наша студия. Это первый момент. Второе - сценарий мы начали писать в 2006 году, он писался несколько лет и в несколько этапов, а потом не раз переписывался, мы очень серьезно работали сначала над фактологией, а потом над драматургией этой истории. Сам съемочный период занял полтора года.

Вопрос: Были ли проблемы с получением бюджетных денег?

Дмитрий Куликов: Без проблем.

Вопрос: На прокат конфликт как-то повлиял?

Дмитрий Куликов: Это повлияло, конечно. Нам поздно дали прокатное удостоверение на Украине, сорвав все сроки выдачи. Кроме того, нам дали ограниченный прокат, для лиц с 18 лет. Это означает, что мы можем выходить на Украине только в вечерние сеансы (три вечерних сеанса, с 18 00). На Украине у нас будет ограниченный прокат.

Вопрос: А сколько копий планировалось?

Дмитрий Куликов: Для Украины мы планировали больше ста копий, это очень много для этой страны, но изначально к нашему фильму был большой интерес. Сейчас мы все пересчитываем, и пытаемся эту планку удержать.

Вопрос: Другой непонятный инцидент произошел на премьере в Киеве, националисты пытались сорвать премьеру, захватив кинотеатр, расскажите, что там было и как развивается эта история?

Дмитрий Куликов: В Киеве история продолжается. Националисты пытались сорвать киевскую премьеру. Не получилось. ОМОН их спеленал, и сутки просидели в отделении. Теперь уголовное дело за хулиганство. Отменены показы на западе Украины в Ровно и Львове. Кинотеатры отказываются от показа под угрозой того, что банда ворвется, повредит мебель в зале, а главное - экран. Экраны хорошие дорого стоят. Так что Львов теперь без нашего фильма. А в остальном - премьера прошла прекрасно, люди кино очень хорошо приняли. Простые зрители.

Вопрос: Генеральный директор СТС Александр Роднянский недавно высказывался о том, что российскому массовому зрителю неинтересна реальность, а по душе фантастика и сказка. Ваше кино все-таки о реальности, пусть и исторической. Вы согласны с этим утверждением?

Дмитрий Куликов: Я не согласен с этим утверждением, мне кажется, что Александр отметил тенденцию слишком короткого периода, когда так совпало, что основная доля продукции того же Голливуда - действительно пришлась на абсолютно вымышленные, комиссованные истории. Да, сейчас они собирают самую большую кассу, но, мне кажется, эта история временная, нельзя все время смотреть одни мультфильмы, это надоедает.

Эта тенденция, кроме того, я считаю, вызвана еще и тем, что режиссерам и продюсерам современного кино, российского и мирового, нечего сказать.

Современный мир, как мы это видим, вообще-то входит в серьезный кризис, кризис всей европейской цивилизации, его нужно как-то понять и осмыслить, ведь только поняв и осмыслив, можно что-то говорить о реальности, а именно с этим большие проблемы. Поэтому сейчас снимаются "киномультфильмы", как я их называю, вроде "Аватара" или "Мстителей", которые только стартовали.

Вопрос: Но, тем не менее, отдельное патриотическое кино собирает хорошую кассу, по российским меркам неплохую, например, те же "Мы из будущего", а российская фантастика неизменно проваливается. В чем тут логика, зритель голосует за патриотическое кино деньгами, но снимают фантастику, которую никто не смотрит?

Дмитрий Куликов: "Брестская крепость" еще неплохо собрала.

Вопрос: О чем и речь…

Дмитрий Куликов: Я вам об этом и говорю, есть трудности с высказыванием и качеством высказывания о реальности.

Вопрос: Ученый Сергей Кара-Мурза недавно сказал, что чтобы консолидировать патриотические силы, в стране нужна новая интеллигенция, которая "обновит идеологию и мировоззрение и придаст им новое художественное оформление". Согласны ли Вы с этим утверждением? Если да, долго нам еще ждать этой "новой интеллигенции"?

Дмитрий Куликов: Я думаю, что она уже потихоньку движется, потому что посмотрите, то, что можно называть новыми российскими смыслами, постепенно оформляется и постепенно все больше и больше людей к этому присоединяется и понимает. Поэтому я думаю, что этот процесс идет и его реальные результаты и проявления не за горами. Я согласен с Кара-Мурзой и его словами.

Вопрос: Что это за смыслы тогда? Почему их надо заново искать? Даже в 90-е патриотизм все равно ведь как-то выражался, были сатирики вроде Задорнова, фильмы вроде "Особенностей национальной охоты", где хоть пусть и через неприглядные стороны российской действительности, но проступала некая гордость за страну. А в нулевых даже это ушло, Вам не кажется?

Дмитрий Куликов: В 90-х были и "Особенности", но был и "Брат-2". Это очень хороший фильм, при желании можно сказать, что целое поколение уже сформировалось на этом фильме. Так что не все так плохо, пока, правда, мало такого кино, и оно не стало той культурной средой, в которую можно было быть погруженным, чтобы благодаря этой культурной среде воспитывалось бы и вырастало новое. Но не все так быстро, не спешите.

Вопрос: Но Вы, продюсер "нулевых", так скажем, ведь когда захотели снять патриотический фильм, сняли не новые "Особенности", а кино о Победе. Почему?

Дмитрий Куликов: Победа - это очень великая ценность, роль которой для нашей страны мы, может быть, до конца не сознаем. Когда мы говорим о патриотизме, то для меня за этим стоит очень простая вещь: способность человека совершить поступок из любви к Родине. Но когда снимаешь об этом кино, главное быть правдивым и искренним, потому что за патриотизм иногда выдают откровенную пошлость. Нужно верить в то, что ты делаешь, это непременное условие.

Иван Зуев
Источник: nakanune.ru

:: glower389 ::

Автор (или псевдоним)
glower389