Эль Мюрид о предстоящем съезде Компартии Китая

Блог: тема тэги гео

Китай уже готов к своему съезду. Главных событий, которые произойдут на нём, два. Первое — будет озвучена стратегия партии на предстоящее пятилетие и даны ориентиры на следующее десятилетие. Второе главное событие — будет избрано новое — пятое, как его называют сами китайцы — поколение руководителей страны.

Избрано" — слово вполне уместное, хотя сама процедура голосования произойдет, видимо, по предсказуемому сценарию и единогласно. Просто китайцы предпочитают выборы проводить не столь публично, как это принято в странах победившей западной демократии — но от этого не менее эффективно.

Заминка и выплеснувшиеся на поверхность процессы во время этих выборов свидетельствуют не только о банальной борьбе за власть — хотя она, безусловно, во многом определяет и определяется текущей расстановкой сил в китайском истеблишменте. Очень вероятно, что китайское руководство предельно серьёзно подошло к первому пункту повестки дня съезда — к выработке стратегии и оценке общей ситуации внутри и за пределами Китая. Именно поэтому неизбежно должны были столкнуться три основных точки зрения на развитие страны. Условно — модернисты-западники, националисты и традиционалисты.

Для первой группы их «западность» распространяется исключительно на экономическую сторону вопроса. Консенсус по поводу демократических ценностей и свобод после Тяньаньмэня в китайской элите уже сложился и непоколебим. Тем не менее, «западники» представляют в первую очередь прибрежный финансово-торговый Китай, ориентированный на экспортную модель, на рынки сбыта, на максимально бесконфликтную политику в отношении Запада. Они признают наличие фундаментальных противоречий между Китаем и Западом — в первую очередь США, однако вполне уверенно рассчитывают на постепенное сближение позиций по разделяющим Китай и США проблемам. Естественно, с учетом интересов Китая.

Националисты — это в первую очередь промышленные группы партийно-хозяйственной номенклатуры. Они заинтересованы во внутреннем развитии страны, отчетливо понимая опасность социального расслоения по линии побережье-центральные районы. Экспортная модель создает рабочие места, но при этом стагнирует внутреннее развитие, а главное — требует наличия массовой дешевой рабочей силы, как конкурентного преимущества китайской экономики. Это и является критической проблемой, так как полмиллиарда китайцев, обреченных экспортной моделью на прозябание во имя интересов развития экономики — очень опасный и горючий материал. Повышение уровня жизни глубинки по мнению националистов идет гораздо менее быстрыми темпами, чем на побережье — и запускает крайне опасный процесс безнадежного отставания в развитии разных регионов страны. Итог, которого страшатся националисты, и который они желают предотвратить даже ценой замедления роста экономики — социальный взрыв.

Наконец, традиционалисты. Старая гвардия. Бизоны, зубры и кашалоты китайской политики. Имеющие вес и влияние среди всех групп, обладающие широким взглядом, выходящим за пределы интересов отдельных отраслей, территорий и группировок. Если первые две команды — государственники, то эти — имперцы. Стратеги. Они олицетворяют баланс интересов первых двух групп, не давая победить ни одной из них, при этом проводя в жизнь идеи еще Дэнсяопина, никак не потерявшие актуальность и сегодня. И, похоже, что именно их представитель становится первым лицом китайской номенклатуры. А это означает, что Китай в отличие от двух предыдущих периодов, вынужден принимать решения, выходящие за рамки и пределы своего внутреннего развития. Вынужден не от хорошей жизни — я уже приводил мнение одного из творцов стратегии развития Китая вице-президента АОН КПК Ли Шеньмина. И именно поэтому есть смысл взглянуть на критические проблемы современного Китая, чтобы понять, почему он вынужден идти на не самый ожидаемый шаг, который должен привести к существенному изменению всей политики КНР.

Пожалуй, наиболее значимым примером разворота этой политики является запуск серии из 6 авианосцев. Плюс, естественно, ввод строй седьмого — но первого в серии - «Ляонин». В девичестве - «Варяг», купленный на металлолом у Украины, которая получила его в наследство от СССР.

Современный авианосец — это ключевой элемент ударной группы кораблей — поэтому серия из 6 авианосцев — это не просто количественное, а именно что качественное усиление ВМС Китая. Полная смена стратегии. Да, с вооружением и у авианосцев, и у всей авианесущей группы пока плохо — собственно, для этого и служит «Ляонин» - для обкатки вооружения, для обучения команд вводимых в строй новых кораблей, для отработки взаимодействия и проведения учений. Ну, и семь авианосцев — это всегда лучше, чем шесть. И это — половина от наличествующего состава авианосцев у США и треть от общего количества авианосцев в мире.

При этом размерно «Ляонин» чуть не дотягивает до авианосцев США класса «Нимиц», но длиннее французского «Шарля де Голля» и гораздо длиннее английского «Инвинзибл». То есть — Китай не мелочится, работает сразу по-крупному.

Однако вопрос стоит шире. Авианосцы знаменуют переход стратегии Китая к прямым действиям. К тому варианту, который Китай очень не любит, опасается и неуютно себя чувствует. И идет на эти действия только от крайней нужды. Серия из 6 авианосцев означает, что Китай крайне обеспокоен безопасностью своих торговых морских путей. Настолько обеспокоен, что идет на эту серию, отбросив любые сомнения.

Почему 6 — понятно. По 2 на каждый из ключевых океанов — Тихий и Индийский, и 2 — для усиления и создания перевеса на любом из этих направлений. Седьмой — резерв и последняя надежда. Учитывая, что кроме как у стран НАТО, противников такого класса и в таком количестве у Китая нет — то против кого эта армада, вопросов в сущности, не возникает. Вопрос возникает в другом. Почему авианосцы?

СССР сумел дать ассиметричный ответ американским АУГ, сосредоточив свои усилия на строительстве АПРК — грозного оружия защиты и нападения, однако ресурсно они обходились гораздо дешевле авианосных групп, при этом нейтрализуя их.

Китай идет на строительство прямого и очень затратного ответа потому, что помимо работы на морских коммуникациях, его АУГ совершенно очевидно будут иметь задачи и на берегу — и далеко от побережья. Причем во взаимодействии с сухопутными войсками. Своими или союзников. Это еще более прямой ответ на стратегию США — и одно это показывает, насколько безнадежной полагает общую обстановку руководство КНР. Сроки ввода в строй авианосцев — в ближайшие 5-7 лет — говорят, что 20 год для Китая является определяющим.

Раз так, то фактически Китай вступает в предвоенный период - и обязан подчинять логике и задачам, вытекающим из него, всю свою стратегию. Именно поэтому — и только поэтому — руководство страны берут на себя старики. Старики не только по возрасту — но и по идеологии, по взглядам, по жизненному опыту.

Решения съезда будут по-партийному обтекаемыми, однако мы должны увидеть в них главное — чему именно будет подчинено развитие КНР в ближайшие 5 лет. Пока речь может и должна идти о наращивании потенциала, об усилении работы по развитию собственных технологий и перевод на них максимально большего числа промышленной продукции — в первую очередь военного и двойного назначения. Если так — то перед нами будет классический перевод промышленности на военные рельсы. Закупать военные технологии в предвоенный и тем более военный период за рубежом — это однозначная катастрофа. Даже если ты и победишь, ты окажешься разорен. Что, в сущности, и произошло с Англией после первых двух мировых.

Возникает простой и однозначный вопрос — что делать России в складывающейся ситуации? Когда две сверхдержавы современности начинают сложную игру, готовясь к неизбежной схватке?

В крайне вероятном в будущем конфликте между США и Китаем (точнее, между коалициями, во главе которых будут стоять эти страны) у России, в сущности, нет своих интересов.

Так же, как их не было в конфликте между Германией и Антантой в начале и середине 20 века. Однако, как и в те разы, отсидеться в сторонке нам вряд ли кто позволит.

Здесь можно ориентироваться на выступления Збигнева Бжезинского - и в Ярославле в прошлом году, и буквально недавнее менее месяца назад. В сущности, Бжезинский прямо и четко говорит о том, что для России время, в течение которого она должна будет определиться, с кем она, сжимается. Для Бжезинского нет сомнений в том, что будущий мир будет переформатирован по американскому проекту. России предложено поучаствовать в управлении будущим миропорядком - естественно, уже совершенно не на равноправных условиях - но хотя бы на стороне победителя. Именно поэтому Турция и Россия названы Бжезинским еще в Ярославле желательными союзниками США, а не Европы. Это более чем явный и ясный намек и Эрдогану, и Путину, что европейский путь развития для них если не закрыт, то не приветствуется. На Европе в сущности, ставится крест. Её уже списали. Континентальную, понятно, Европу.

Кстати, Эрдоган, похоже, намек вполне уяснил. И как раз после речи Бжезинского разворот политики Турции в сторону от ЕС стал трендом - который пока еще не оформлен окончательно. Однако стремление любой ценой попасть в Евросоюз у Турции практически исчезло из лексикона политиков. И уже поэтому крайнее раздражение США вызывают разговоры в России о евроинтеграции - пока до "глюпых русских" не доходят более чем прозрачные намеки.

Инструмент, с помощью которого Россию будут подталкивать к верному решению, уже понятен. Если Путин и его команда не согласятся с предложениями Бжезинского, его будут сносить. Будет ли это специфический вариант "ситцевой революции", война с исламистами, экономическая война с "Газпромом" и обрушение бюджета - совершенно неважно. Цель - посадка в Кремле той власти, которая готова будет уплатить цену за право быть другом новой Антанты. Цена эта точно такая же, как и прежде - Запад готов воевать со своим врагом до последнего русского солдата.

Медведев, кстати говоря, был весьма прекрасной кандидатурой. Его готовность сдать всё была оценена по достоинству. И совершенно не зря Медведев теперь второе лицо в стране, а в случае летальных проблем с первым - и автоматически первое.

Однако не стоит полагать, что предложение США поучаствовать вместе с ними в будущей дележке мира так ужасно. Все познается в сравнении. Союз с Китаем против западной коалиции не несет России ничего иного.

Отказавшись от сомнительной чести стоять плечом к плечу с демократизаторами, Россия неизбежно должна будет пройти через тяжелейшие потрясения, которые нам устроят Штаты. Нас неизбежно будет ждать десант исламистов, который сейчас проходит обкатку в Сирии. Мы будем неизбежно втянуты в конфликт с Японией - хотя бы потому, что Япония нависает как над российским Дальним Востоком, так и над Китаем. И прошлогодние события, которые были прерваны на самой своей кульминации очень вовремя случившимся катастрофическим землетрясением, вызвали более чем серьёзные шаги по усилению нашего военного присутствия на Курилах.

Власть оценила угрозу со стороны Японии (в отличие от шапкозакидательской общественности) более чем основательно. Произошло усиление группировки, впервые за всю российскую историю первые лица десантировались на Курилы и приняты вполне нетривиальные шаги по развитию этого заброшенного медвежьего уголка. Правда, сейчас опять как-то все затихло - но тренд обозначен. Кстати, один из приснопамятных "Мистралей" тоже будет служить именно на Дальнем Востоке.

Главное - Россия получит тяжелейшее обострение обстановки еще на одном крайне уязвимом направлении - в Центральной Азии. Запад будет - он просто обязан - решать в свою пользу ситуацию в этом регионе.

Китай крайне заинтересован в своем присутствии и лояльности республик бывшего Союза, как запасному - континентальному - транзитному пути снабжения своей экономики. Узкие Баб-эль-Мандебский и Моллукский проливы, находящиеся под контролем флотов США и в любой момент способные быть перекрыты активизацией пиратов, взрывоопасный Ормузский пролив и находящийся под контролем исламистов Суэцкий канал - это чрезвычайная угроза транзитным путям поставки сырья и товаров. Угроза как импорту, так и экспорту Китая. И именно против этих угроз строятся авианосные группы ВМС КНР.
Эль Мюрид

:: Алексей Бурмистров ::

Автор (или псевдоним)
Алексей Бурмистров