400 лет назад, примерно в это же время…

Блог: тема тэги гео

«... Храбрый Стусь держался, однако, в Москве до последней крайности , и на предложение о сдаче поляки прислали гордый и грубый ответ, хотя голод среди них дошел уже до того, что один гайдук съел своего сына, а другой свою мать; судья же, назначенный судить виновных, убежал, боясь, что они его съедят.

В подмосковный стан стали поступать в это время дурные вести: запорожцы, бывшие с Хоткевичем, отделились от него, и, неожиданно напав на Вологду, «бессовестно, изгоном» , дотла выжгли ее и разграбили. Упорно ходили также слухи, что Хоткевич хочет прислать отряд для нападения врасплох на подмосковные рати, вследствие чего наши воеводы приказали всему воинству плести плетеницы и копать большой ров на полуострове, образуемом Москвой – рекой в Замоскворечьи, от одного берега до другого, причем сами и день и ночь следили за работами.

Казаки были по-прежнему дурно снабжены и голодали, глядя с большой злобой на земских людей, хорошо всем снабженных заботливой рукой Козьмы Минина.
22 октября казаки взяли приступом Китай-город. Поляки заперлись в Кремле и держались в нем еще месяц. Но ввиду крайней нужды в продовольствии, они «повелеху бояром своих жен и всяким людем выпущати из города вон». Сильно озабоченные судьбой своих семей, бояре отправились к Пожарскому и Минину просьбу, чтобы они их приняли под свою защиту. Те, конечно, обещали.

Во второй половине ноября «литовские ж люди, видя свое неизможение и глад великой, и град Кремль здавати начаша». Они вступили в переговоры с Пожарским, прося о даровании им жизни. Затем последовала сдача Кремля. Сперва из него были выпущены бояре, в том числе князь Ф.И. Мстиславский и совершенно больной Иван Никитич Романов, хромой и с отнятой рукой, что с ним случилось, как мы помним, еще во времена Годунова; вместе с Иваном Никитичем вышел из Кремля и его юный племянник Михаил Федорович, сын Филарета Никитича, а также бывшая супруга последнего, инокиня Марфа Иоанновна, очевидно, не пожелавшая расстаться с сыном, когда выпускали других боярынь. Мать и сын отправились тотчас же в свои костромские вотчины.

Когда казаки увидели выходящих бояр, то хотели кинуться их грабить, но были удержаны земскими ратными людьми, принявших тех с подобающей им честью.
На следующий день сдались поляки; Стусь со своим полком достался казакам Трубецкого: они ограбили их дочиста, а многих побили. Поляки же, доставшиеся Пожарскому, не были никем тронуты….»

Цитата по источнику: Александр Нечволодов «Сказания о Русской земле», Москва, ООО «Издательство В. Шевчук» 2003.
Картина Юрия Пантюхина "Минин и Пожарский. Освобождение Москвы"

:: Алексей Бурмистров ::

Автор (или псевдоним)
Алексей Бурмистров